Вячеслав Богуслаев о перспективном украинском вертолете МСБ-6 «Атаман» и о сотрудничестве с Польшей | MILITARY NAVIGATOR
95882ab38e901b68154020bc06491b07

Вячеслав Богуслаев о перспективном украинском вертолете МСБ-6 "Атаман" и о сотрудничестве с Польшей

"Мы хотим поделиться нашим ноу-хау. Польша перспективный рынок. И польский рынок открывает для нас европейский рынок.Это выгодно для обеих сторон. Мы так выбрали - мы идем с нашей продукцией на Запад. Мы надеемся, что мы можем объединиться с польскими компаниями ", - говорит Вячеслав Богуслаев, президент компании Мотор Сич в интервью Defence24.pl, пишет milnavigator.com.

8d9cbec535959bd5d47b81749d54d3ad

W-3 Sokol

95882ab38e901b68154020bc06491b07

Ми-8МСБ

4144ba01b92de91b9550fb263b13a95b

Ми-2МСБ

 

Первый вопрос, наша беседа напрашивается сама собой.Какие компании Мотор Сич можем сделать вместе с польскими, с польскими компаниями?

В настоящее время в Европе, в Америке, продолжается борьба с авторитаризмом и техническим эгоизмом. Как я его понимаю?90% пользователей в мире самолетами небольшие компании, которые имеют два, три, десять машин. Они хотят использовать современное оборудование, но им не хватает средств, а банки не принимают обязательство приобрести новый самолет или вертолет как старую машину. Крупные компании - Airbus, Dassault, Boeing, и остальные - не заинтересованы в развитии, модернизации старых машин. Они заинтересованы в продаже нового самолета, который приобрести и эксплуатировать слишком дорого для таких пользователей. Они имеют самолеты, вертолеты, которым по 10-20 лет и они исчерпали свой срок службы. Это удобно для пользователя, дешевле, но пользователь хотел бы улучшить экономику и производительность. Установите современные двигатели, современную авионику в кабине. Но скажите ему, - не беспокойтесь с этим, просто купите новые машины, а эти утилизируйте.

И где здесь место для польской промышленности?

Это то, что происходит. В связи с этой ситуацией, Европейский авиационная администрация выдает новое положение об аттестации. По его словам, если производитель отказывается модернизировать самолет или вертолет, владелец может выбрать другую компанию, которая сертифицирована, и доверить модернизировать свой флот. И эти компаний, крупных, крупных конструкторских бюро, которые могут обновлять отдельные компоненты планера, очень много. В результате, многие компании в Европе заменяют в устаревшем самолете, вертолете старые двигатели, приборы и заменяют механические системы управления на аналоговые электронные. И я пошел тем же путем. Мы получили сертификаты, и мы в настоящее время работаем над проектами ремоторизации (замена двигателей). Следовательно , мы были только производителем двигателей. Были проектирования летательных аппаратов и их модернизации. Мотор Сич создавала хорошие двигатели. Но у нас появилась новое предложение и с этим предложением бизнеса, я и прибыл в Польшу.

Какое именно это предложение?

Мы купили офис в Варшаве, создали компанию Мотор Сич Польша.У нас есть обширные планы сотрудничества. Мы хотим модернизировать машины, что производятся и в Польше. Мы производим новые газотурбинные двигатели для самолета Ан-2. Новые двигатели для вертолетов Ми-2 и W-3 Sokol. Ранее мы рассмотрели ситуацию, например, в Южной Корее, Китае или Индии. Там, например, нужны средние вертолеты. Это категория вашего Сокола. Это очень удачная машина в своем классе, который в мире очень популярен. Этих вертолетов будет больше в использовании. Если бы на борту вертолета W-3 Сокол поменять двигатель на более мощный, то его ходовые качества, а особенно, грузоподъемность, полезная масса, серьезно увеличится. Если, например, сегодня, со старым двигателем Сокол имеет грузоподъемность 1000-1200 кг, то с новым он поднимет две тонны. Это повышает экономичность эксплуатации, расширяет возможности использования. Поэтому с этим предложением мы и приехали в PZL Świdnik. Я тогда еще не знал, что PZL Świdnik это уже AgustaWestland. Но у меня с ними нужно разработать два вопроса: Ми-2 и W-3 Сокол.

Вы говорите о совместной продаже и модернизации?

Да. Мы предложили замену двигателей на новые. Сказали что мы ожидаем. К сожалению, мало нам удалось тогда получить. Нам сказали тогда, что решение принимает итальянский владелец. Мне не удалось получить в PZL Świdnik вертолета для работы, для замены двигателей. Поэтому я купил два W-3 Сокол в Южной Корее. На них мы проводим работы, связанные с заменой двигателей. Еще один вертолет, в версии VIP, купил недавно в Польше. Через министерство, мы начали сотрудничество с институтами, авиакомпаниями: военным (ITWL –прим. ред) и гражданским (Институт гражданской Авиации – прим. ред.). Там быстро договорились по вопросам, проектам и сертификации. Эти дела, юридические вопросы, следовало решить в первую очередь.

Но есть ли в Польше спрос на модернизацию W-3 Сокол?

Если речь идет о потребности в Польше на такие работы, Министерство Обороны эксплуатирует около 70 вертолетов W-3 Сокол. Вы можете значительно увеличить их производительность. Если получите двигатели от компании Мотор Сич, то вам нужно будет их где-то ремонтировать, проводить обслуживание, поставлять запасные части. Мы договорились, что эти двигатели стоит где-то устанавливать у вас в стране. Мы планировали запустить в Польше завод, который изготавливал бы элементы двигателей и устанавливал их и обслуживал. Принял меня тогда, ваш вице-премьер, министр экономики Януш. Очень плодотворной была эта встреча. У него было возможность указать учреждение, в котором можно будет запустить такую деятельность. Но никто не хотел дать мне в Польше вертолета для замены этих двигателей. Поэтому покупал эти машины по своему усмотрению. Так что все будем делать у себя, в Запорожье, но тесты, сертификаты, которые мы хотим сделать в ваших институтах.

С какой целью?

Потому, что процесс сертификации Сокола вели те же польские институты. И меня важно, чтобы эти институты сертифицировали наши работы. Для облегчения работы и ускорения сертификации в Европе. W-3 Сокол с двигателями Мотор Сич будет летать в Польше уже в следующем году, может быть, даже еще в текущем. Мы делаем новые двигатели для самолетов Ан-2, вертолетов Ми-2 и W-3 Сокол. На все три обновления документацию мы передали в европейский архив, потому что нам нужны не сертификаты. Этот новый европейский документ о котором я говорил, позволяет получить сертификаты на модернизацию данного типа. А польские предприятия PZL Świdnik имеют полную документацию. В Польше было произведено более 5400 вертолетов Ми-2.

Вы собираетесь модернизировать эти вертолеты?

Конечно. Они были произведены с 60-х годов и до сих пор летают по всему миру. Летают и пилоты их любят. Это огромный рынок для модификации. Модернизации. Именно поэтому мы хотим в этом году получить сертификат на MSB-2 с двигателями Мотор Сич  АИ-450.

Что дает вам такой ремоторизированный Ми-2?

Сам двигатель имеет меньше массу и на 27% сниженный расход топлива при большей мощности, чем старый ГТД-350. Это совершенно новое поколение. Для этих двигателей присутствующий редуктор слишком слаб, поэтому мы разрабатываем новый, который перенесет большую мощность. В настоящее время Ми-2 имеет максимальную массу загрузки 3,7 тонны, а с нашим редуктором это будет 4,3 тонны. Для такого маленького вертолета, увеличение максимальной массы в 600 кг-это очень много. Можно взять больше груза, больше топлива, дальше долететь. Есть большой спрос на такие изменения. Во многих постсоветских странах, в той же России и у многих ее бывших и нынешних союзников. Например, во Вьетнаме, Таиланде, Лаосе. Мы вели уже разговор в этом регионе. В Азии многие Mи-2, но их старые двигатели ГТД-350 плохо справляются в жарком, влажном климате. Этот двигатель был построен для нашей зоны. А двигатели АИ-450 разработан для широкого диапазона температур, от минус пятидесяти до плюс пятидесяти. В этом диапазоне может забрать максимальный груз.

А если речь идет об эксплуатации Ми-2 в нашем климате? Россия или Украина не имеет таких проблем, как пользователи из Азии.

Увеличить максимальный взлетный вес означает увеличение возможностей в любом климате. К этому добавляются расходы на эксплуатацию и стоимость. Ремоторизация это у нас около миллиона долларов, какие-то 800-850 тысяч. Два двигателя по 300 тысяч. И ремонт, изменения в установках. В этой цене можно еще полетать. Мы гарантируем 8 лет ресурса между установкой и четыре года потом. Это двенадцать лет. За миллион. И сравним вертолет, например, EC145, который будет стоить около 8 миллионов. Ми-2 в этой версии может нести легкое вооружение, но особенно подходит в качестве патрульной машины для лесников, пожарных, пограничных служб, полиции, инспекция газопроводов. Все эти роли может по-прежнему выполнять.  А машина хорошая, надежная, простая, любимая. Поэтому Ми-2 еще долго у вас летать. Это мировой класс. Я могу сказать больше. В прошлом году я летал в соревнованиях. Я получил серебряную медаль, летая именно на Ми-2. Золотую медаль также выиграл Ми-2. Никакие Robinsony, AgustyWestland, Eurocoptery. На подиуме Ми-2. Западные пилоты удивились, что на таком „памятнике” мы летаем, так что я их спросил – если такой памятник, то почему я собираю медали на „памятнике”, а не вы на современных машинах? Конечно,  Ми-2 были изменены, но это все-таки Ми-2.

С таким аргументом трудно поспорить. Дает ли ремоторизация  других вертолетов такой же ефект?

Да, смена двигателей существенно улучшает их эксплуатационные характеристики. Так же и с нашими двигателями для Ми-8. Недавно мне позвонили из Швейцарии с подтверждением нашего мирового рекорда. В Варшаве Ми-8MSB поднялся на 7 км и вместе с польским генералом наблюдали, как поднимались – километр в минуту, выше 4 км уже воздух реже и витало в два раза медленнее. Но через 11 минут взлетел на 7 км. Это результат, которого более поздние машины не достигают. В Конотопе, там у нас есть ремонтные заводы, я принимал польского министра обороны, там поднялись на 7200. В Киеве 8200. В Феодосии, в Крыму, мы были на высоте почти 9200 м. Мировой рекорд на Ми-8MSB это высота 9150 метров.

Почему именно 9150 метров?

Всегда так измеряли „выше планку”: 7200, 8200, 9200. Так мне посоветовал один полковник. Сказал он, – всегда держи про запас, потому что, как вы укажете не менее 8 км, 9 км, то скажут, что не пересек границу. А как вы достигаете 9100, это, бесспорно, известно, что долетает выше 9 км.

Вы также в теме Ми-8 планируете сотрудничать с Польшей?

У нас есть подобные планы, как с Ми-2. В будущем мы хотим вам предложить ремоторизацию Ми-8, потому что эксплуатация таких платформ может занять еще 20 лет. Ремоторизацию означает значительную экономию для пользователя. Для государства. Это решение для многих клиентов, не только для Украины или Польши. Модернизация Ми-8 стоит около 6 миллионов, а новый вертолет подобного класса-это 18 миллионов. А в Польше уже есть соответствующая инфраструктура. Опыт, запчасти и т.д. Пилоты хорошо обучены на этих машинах. Не только в Польше. Много этих машин в мире, и они сильно эксплуатируются. А с нашими Ми-2, Ми-8, ни один вертолет не может сравниться.

Сильно сказано.Американские, европейские вертолеты, они же современнее, лучше по конструкции.

Есть более поздние вертолеты, но они не дают возможность работать там, где работают наши Ми-8. Именно наши, потому что даже не российские. Например, в Перу, в Андах. Горы Анды делят Перу на половину и имеют высоту 6200 метров. И они через эти горы не могут пролететь ни на российских, ни на американских вертолетах. А президент Перу-бывший военный летчик, имеет свой собственный филиал 8 вертолетов. На нашем вертолете, его пилоты за 23 минуты вошли на 7 тысяч. метров и прилетели к базе на другой стороне гор. А потом они вернулись. Сам президент Перу в нем летал, и так мы подписали договор. Но потом Россия прислала письмо с жалобой, что мы не имели права. Русские воюют с нами на всех рынках. Так что перуанские летчики приказали, чтобы они сравнили наш Ми-8MSB и российский вертолет Ми-171S. Русские не смогли перелететь гору. Они вернулись на базу. И мы полетели 7 км выше горы и обратно. С этими аргументами трудно поспорить.

Ну хорошо, но как его использовать в Европе. Польские вертолеты уже вернулись из Афганистана и, скорее всего, не будут летать в высоких горах.

Война с терроризмом, с различными боевиками меняет тактику. Такие террористы стреляют из винтовок, из земельных участков, на автомобилях. Все у них портативное, легко спрятать. Так же и наборы зенитки, ручные пусковые установки управляемых ракет, которые достигают высоты 3-4 км. Так что вертолет, который может оперировать на высоте 5 тысяч. метров, может работать безопасно в таких условиях. В случае необходимости может подняться еще выше. Даже с такого потолка можно свободно обнаруживать и отслеживать цели, например, с помощью лазеров, которые спокойно тянутся на расстоянии в несколько километров. Такой может быть новая тактика. В настоящее время и российская, и западная тактика для вертолетов это полет на высоте 500 метров, низко над рельефом земли. На таком потолке не только ракеты, но даже винтовки могут их сбивать. Поэтому необходимо подняться выше. Изменить тактику. Поэтому для военных машин предлагаем двигатели вертолетов, как мы его называем, –на высоте. Для гражданских пользователей также полезными являются такие параметры. Например, в Германии наши вертолеты используются для перевозки лыжников в высокие горы. У нас в Германии центры управления. Подобные центры хотят у себя основать Чехи. Это еще одна причина, по которой мы хотим работать в Польше и с Польшей. Запускаем офис, мы ищем партнеров. На европейском рынке.

Когда мы пришли к теме новой тактики, я хотел спросить про ваш самостоятельный проект. Первый вертолет, полностью разработанный на заводе Мотор Сич – военный MSB-6 Атаман. Как выглядят работы над этой машиной?

Атаман, средний вертолет нашей конструкции, это перспективный проект. В настоящее время мы сосредоточены на двигателях и их применении на существующих машинах. В этом году наша главная цель-это Ми-2MSB. Сертификаты военные и гражданские на этот тип. В прошлом году мы сертифицировали Ми-8, в том числе и Ми-2 и MSB-2. Атаман-это план на последующие годы. А раньше еще Сокол.

То есть, сначала Сокол с новым двигателем, а потом Атаман? Есть информация, что Атаман может возникнуть на базе Сокола.

Сначала будет W-3 с дополнительным обозначением типа, потому что под старым именем не можем продать Сокола с новым двигателем. Но это будет не Атаман. Определение названия и обозначения типа еще продолжается. Продолжаются также работы, поиск контрагентов. Конкуренция нам тоже не облегчает работу. Мы хотели заказать лопасти для Сокола, но мы получили их в очень длительные сроки. Поэтому сами будем их производить. Мы получаем технологию, и мы будем выпускать их из композитов. Так же другие компоненты. Завод в Жешуве купил концерн Pratt&Whitney, который там сейчас производит свои двигатели. Я был там по делу редукторов для В-3 Сокол, которые в Жешуве производят. Но нам сказали, что не производят для нас редукторы.

Не хотят с вами сотрудничать?

Там теперь новый владелец, иностранный. Он против того, чтобы дать W-3 новую жизнь. Поэтому сами будем делать для него редукторы. Мы, сделаем лучше, потому что для нового двигателя нужен более мощный, переносящий большую мощность с двигателя. У нас есть опытные конструкторы, которые 60 лет проектируют редукторы для самолетов. Мы купили американское оборудование для производства.

Да, нелегко вам выйти на новые рынки. А как на старых? Что с продажей двигателей для российских вертолетов?

Есть запрет президента (Украины – прим. ред.) продажи оборудования для Министерства Обороны России. И это мудрый рецепт, я с ним не спорю. Тем более, что для меня это было 3,2% от всего оборота. Так что пока не так много на этом не теряем. Другое дело с экспортом. Россия продает вертолеты по всему миру: в Индию, Китай, Южную Америку. Там везде попадают по-прежнему наши двигатели для российских вертолетов. Но это покупатели – Индия, Китай – они присылают нам соответствующие документы, которые подтверждают, что к ним попадут наши двигатели, а не в России. Такое ограничение. Не очень серьезное, но немного утомительное. Но более ограничивает нас сама Россия. Не присылает компонентов, материалов. Такие решения идут сверху, а в России центральная власть сильна. Что Москва скажет, то все должны делать. Отсюда много проблем. Но это побуждает нас к изменениям, которые соответствуют некоторым клиентам. Заменяем российские устройства другими – национальными или из США или Западной Европы.

А что вы скажете на предположение, что Русские по-прежнему покупают другими путями двигатели с Мотор Сич к военным вертолетам?

Появляются такие слухи, но это только слухи. Такие вещи не должны говорить специалисты, но сми иногда повторяются. Говорят, что можно гражданский двигатель установить для военной машины. Но любой эксперт скажет, что это невозможно. Они слишком отличаются. Другие агрегаты, другие параметры работы и другие показатели здоровья. Два другие двигатели. Но так говорят и у нас. Это политика, а не бизнес. Не техника. А мы-техники, бизнесмены. Мы готовы делать хорошие моторы, хорошие вертолеты, вместе с Польшей. Например, для W-3 Сокол двигатели мы хотим произвести у вас, монтировать в Польше. В рамках партнерства промышленности и правительства. Я предлагаю оборудование, технологию, а правительство должно дать место для работы.

Вы считаете, что это хорошее предложение?

Ваши власти должны помочь таким инициативам. Потому что это и есть настоящее партнерство. Это место работы. В Польше, не в Украине. Поэтому я сказал польским министрам, премьер-министру, что мы хотим поделиться нашим ноу-хау. Россия-это перспективный рынок. А русский рынок, открывает для нас европейский рынок. Это выгодно для обеих сторон. Мы и так выбрали – мы идем с нашей продукцией на Запад. Мы надеемся, что нам удастся объединить усилия с российскими компаниями.

Появятся, вероятно, обвинения, природы политической или об историческом контексте.

Такая судьба соседей. Все мы сражались когда-то друг с другом: Поляки, Литовцы, Украинцы, Немцы. Каждый с каждым. Были племена, правители, разные системы, разные политики. Об этом надо преподавать в школах. Но вы также должны менять технику, улучшить, модернизировать. Чтобы её могла использовать польская армия. И так же у нас в Украине. Мы заслуживаем того, чтобы иметь собственную технологию и использовать ее. Европейский Союз не станет от этого слабее. Не потеряет на этом, а еще выгодно, если в Польше будет современная технология. Естественно, что Россия хочет иметь свои собственные интеллектуальные элиты, конструкторов, лаборатории. Нас уже когда-то была такая политика. Во времена СССР политика была промышленность и технологии, в Польше, Чехии, в Украине. Это не хорошее решение. Не стоит к нему возвращаться.

  • Sergey

    Показательно отношение поляков к Богуслаеву...не верят!

  • Vovan Vovan

    вешает лапшу, двигатели абсолютно одинаковы что на гражданскую машину, что на военную. Так что продают втихаря....

  • http://www.liveinternet.ru/users/3411430/ Святослав

    Росія має бути зруйнована. А для Богуслаєва гроші не пахнуть. Навіть якщо це запах української крові. "Росія - перспективний ринок"... Скука лять.

Top
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Система Orphus