Война за Украину: польский фронт | MILITARY NAVIGATOR
ak

Война за Украину: польский фронт

Состояние современных украинско-польских отношений зависит от многих факторов, прежде всего от взаимопонимания между украинским и польским обществами. Это понимание возможно. Однако его достижение требует определенных усилий, в частности во взаимном преодолении негативных стереотипов, что запечатлелись в исторической памяти. За последние два с половиной десятилетия мы, украинцы, сделали в этом направлении немало. Поэтому, по результатам социологических исследований, образ поляка и Польши в массовом сознании современных украинцев является «устойчивым положительным». Сказанное касается и жителей Западной Украины. Возможно, кое-кому из поляков это покажется странным, ведь город Львов и вся Галичина традиционно представляют в Польше как регион агрессивного и ксенофобского национализма. На самом же деле, как утверждают социологи, галичане демонстрируют наибольшую толерантность среди жителей всех регионов Украины при рассмотрении проблемных вопросов взаимоотношений соседних народов.

Так, в 2000 году 93% респондентов-горожан выразило свое положительное отношение к полякам. В июле 2003 года во время крупнейшего общественного напряжения в связи с очередной антиукраинской «волынской» кампанией польских экстремистов это число несколько снизилось, однако все равно остался очень высоким – 82,3% положительных оценок. Позитивное отношение к полякам подавляющее большинство украинцев демонстрирует по настоящее время. По мнению львовского ученого Ирины Мацевко, это объясняется соответствующим семейным воспитанием, школьным образованием, влиянием масс-медиа и научных заведений.

Естественно, что в своем доброжелательном отношении к полякам украинцы вправе ожидать взаимности. Однако этого не наблюдается. Так, в сентябре 2002 года польский Институт Общественных Дел исследовал отношение к полякам в странах Евросоюза. Накладывая результаты этого исследования на современные украинско-польские отношения можно заметить, что поляки часто повторяют при слове «Украина» то же самое, что, скажем, французы говорят, когда слышат про Польшу – что это убожество, недостаток труда, и вообще – варварство.

Так же похожей разницей в отношении поляков к отдельным украинцам и к целому народу. Если некоторых гостей из Украины в той же Варшаве, воспринимают даже с восторгом и удивлением, как скажем, известных политиков, деятелей культуры или ученых, то в целом все украинцы воспринимаются как безличная толпа, дешевая рабочая сила и нечто такое, что должно покорно терпеть унижения. Подчеркивание негативов Востока и почти нарочно незамечая позитивов, которые на Востоке все же есть – это непривычная необъективность. Это попытка вырасти в собственных глазах способом поисков чего-то еще более отсталого. И такие методы в Польше − вещь обыденная. http://www.radiosvoboda.org/content/article/893652.html И это есть проблема.

Однако есть еще одна сторона этой проблемы. Ведь перманентная антиукраинская политическая кампания продолжается в информационной сфере Польши все годы после провозглашения нами независимости от России (СССР). Интересны ее последствия. Так, «Газета Выборча» в 2010 году обнародовала результаты социологического опроса, которое проводило в Польше агентство «Пентор Рисорч Интернешнл» для вновь создаваемого Музея Второй мировой войны. Как утверждает агентство, большинство (49%) респондентов контактировало с немецкими оккупантами, русскими (41%) и только небольшая часть (15%) – с украинцами. Вместе с тем оказалось, что худшие воспоминания поляков о войне связаны именно с украинцами (у 57% поляков). Общее представление респондентов о украинцах было такое: «Украинец жестокий, убивает в самый грубый способ, бывает хуже немца». По мнению социологов, стереотип украинца, как патологического убийцы, гораздо хуже немцев и русских, утвердился в сознании польских граждан под влиянием современной пропаганды на тему УПА и событий на Волыни 1943 года.

Таким образом, в Украине и в Польше образ соседа трактуют диаметрально-противоположно. И это, увы, закономерно. Ведь в Украине отсутствует антипольская пропаганда со всеми ее последствиями, а в Польше она проводится. Поэтому возникает вопрос, для чего в Польше продолжают культивировать искусственный образ украинца-врага", «оккупанта» так называемых «восточных кресов» Речи Посполитой, особенно после взрыва украинско-российской войны в 2014 году и фактического начала раздела Украины?

Похоже, неблагоприятное для официального Киева изменение военно-политической ситуации в Восточной Европе новое польское руководство решило использовать максимально с пользой для себя. Недаром при вступлении в должность премьер госпожа Б.Шидло заявила о необходимости для Польши «избавиться» комплекса «середнячка» и добыть себе более достойное место на европейском политическом ринге. Это заявление может свидетельствовать об амбициозном намерении нового польского руководства пробиться в круг таких признанных «тяжеловесов» Старой Европы, как Германия и Франция, и наравне с ними решать проблемы континента, в том числе и кризис украинско-российских отношений. Недаром за несколько месяцев до своего назначения министром иностранных дел Польши, тогдашний вице-председатель комиссии иностранных дел польского Сейма и бывший вице-шеф Бюро Национальной безопасности Польши Витольд Ващиковский в интервью Еспресо.TV высказал пожелание, чтобы Украина не договаривалась с Францией или Германией «через голову Польши», но воспринимала Польское государство как «друга и партнера, который хочет помочь».

Интересно, что условием предоставления этой помощи министр Витольд Ващиковский, и его коллеги называют признание Украиной геноцида поляков украинцами на Волыни в годы второй Мировой войны. А это для украинцев неприемлемо. И вот почему.

Во-первых, термин «дружеская помощь» всегда ассоциируется с термином «бескорыстная». То есть, если это «помощь» от «друга», то она – «бескорыстная». Все остальное – это «платная услуга» из сферы торговли. Похоже, некоторые польские «патриоты» решили использовать трудное для Украины время очередной украинско-российской войны для навязывания нам торга исторической правдой. Но мы своими предками не торгуем. А поведение таких польских «друзей» оцениваем как типичный шантаж.

Во-вторых, есть серьезные основания сомневаться в реальных возможностях Польши «помогать» Украине в нашей внешнеполитической деятельности. «Старая Европа» вершит свои дела так, как ей заблагорассудится, и не слишком озабочена реакцией «молодых» из бывшего «соцлагеря», которые «сидят в ее кармане». Соответственно, выражение «Польша – адвокат Украины в Евросоюзе» следует больше понимать как художественный оборот, чем как юридический термин.

В-третьих, никакого «геноцида поляков украинцами на Волыни в годы второй Мировой войны» не было. Был локальный вооруженный конфликт между двумя партизанскими вооруженными формированиями: сформированной из польских военных колонистов Армией Крайовой и созданной автохтонами Украинской Повстанческой Армией. Конфликт на Волыни в 1943 – 1944 годов был следствием террористической политики польских оккупационных властей в 1918 – 1939 годов и всего польского общества в отношении местных украинцев. Любые польские претензии к украинской стороне по делу Волыни являются безосновательными. Волынь – не Польша. Изгнание оккупантов с родной земли – не является преступлением, а законным делом.

Тогдашний военный конфликт на Волыни польская сторона проиграла и, похоже, до сих пор очень озабоченная тем. Как и третья сторона конфликта – Россия, спецслужбы которой в прошлом приложили известные усилия для провоцирования «волынских событий, а ныне успешно раздувают в Польше нездоровый ажиотаж вокруг них, используя свою агентуру в польской правицы.

Поэтому навязчивая идея некоторых политиков правой среды Польши компенсировать себе горечь былого военно-политического поражения выжатым с украинской стороны во время кризиса, а потому, конечно, неискренним признанием «вины» за несуществующий «геноцид поляков на Волыни» вызывает у нас по меньшей мере удивление. Такое политическое штукарство не способствует установлению доверия к западному соседу. Ведь нам известное высказывание китайского мудреца Конфуция: «Остерегайтесь тех, кто хочет привить вам чувство вины, ибо они жаждут власти над вами!».

17Оккупация Украины 1918-1921 годы
Что такое польская власть на украинской земле, мы знаем из наших исторических воспоминаний. Они – не из приятных из соответствующих причин, известных, к сожалению, больше специалистам по вопросам международных отношений, в частности польско-украинских, чем современному поколению граждан и политическим элитам Украины и Польши. Поэтому им стоит ознакомиться с кратким перечнем преступлений Польши в отношении украинского народа в ХХ веке. Очевидно, не с целью воспитания у украинцев стремления мести за исторические обиды, нанесенные поляками нашим предкам, а для реализации принципа справедливости в современных украинско-польских отношениях. Итак:

1. Вооруженная агрессия против Западноукраинской Народной Республики (ЗУНР) в 1918 – 1919 годах. Противоправная аннексия территории ЗУНР, которая включала украинские этнические земли и которой польское население было пришлым и составляло меньшинство. Нарушение права украинского народа на самоопределение и образование собственного национального государства на своих этнических землях. lwow-nasz
2. Военные преступления военнослужащих польской армии и гражданской оккупационной администрации в ходе польско-украинской войны 1918 – 1919 годов. Polish_Voluntary_II_Death_Squad_in_Lviv_1920

3. Использование тяжелого военно-политического положения Украинской Народной Республики (УНР) и навязывания ей неравноправного Варшавского договора, по которому Украина теряла в пользу Польши Галичину и ограничивалась частью Правобережья Днепра.

4. Военные преступления польской экспедиционной армии в отношении гражданского населения во время польско-русской войны 1920 года.

5. Нарушение международного права договоров и заключения с Советской Россией в ноябре 1920 года сепаратного перемирия, в результате чего армия УНР была вынуждена покинуть территорию Украины.

6. Сепаратный Рижский мирный договор 1921 года с Советской Россией. Незаконное разделение территории УНР между Польшей и Россией.

7. Невыполнение договорных условий включения Галиции в состав Польши, определенных Советом Послов Антанты 1923 года. Несоблюдение обязательства предоставить украинцам Галичины широкую культурно-образовательную автономию.

8. Государственный террор против украинского национально-освободительного движения в 1920 – 1939 годах в Западной Украине.

9. Противоправная военная колонизация Польшей территории Западной Украины.

10. Военно-полицейская операция против гражданского населения Галичины («пацификация») 1930-го года.

11. Уничтожение украинских православных церквей на Холмщине в 30-х годах ХХ века.

12. Незаконное, без судебных решений, направление украинских политических и общественных деятелей в концлагерь Береза Картузская, созданного распоряжением Президента Польши в 1934 году с целью физического и психического уничтожения украинской политической оппозиции польскому оккупационному режиму в Западной Украине.

13. Диверсионно-подрывная деятельность польских спецслужб с целью ликвидации государства Карпатская Украина в 1938 – 1939 годах (операция «Лом» в Закарпатье).

14. Террор польского вооруженного подполья против гражданского украинского населения Западной Украины в годы II Мировой войны.
17_Bronislaw_Zablocki_AK_Unit
15. Незаконная депортация украинцев с этнических украинских земель в СССР (так называемый «обмен населением»), а также на западные и северные земли Польши (акция «Висла»). Armia_Krajowa_Szczerbiec_Wilenszczyzna

16. Террор власти ПНР против гражданского населения украинских земель, которые отошли к Польше в результате послевоенных российско-польских договоренностей, уничтожение патриотической украинской интеллигенции в бывшем филиале гитлеровского «Освенцима» концлагере «Явожно».

17. Противоправное присвоение властью ПНР частного, общественного и церковного имущества украинцев тех земель, которые отошли к Польше в результате русско-польских договоренностей.

18. Незаконная ликвидация на территории ПНР Украинской Греко-Католической Церкви (УГКЦ). Политические репрессии против духовенства УГКЦ.

19. Незаконное присвоение западных этнических территорий Украины (20 тыс. км2.) на основании послевоенных соглашений Польши с Россией о разделе Восточной Пруссии.

20. Осквернение памяти и всяческое унижение и шельмование борцов за независимость Украины как в коммунистической Польской Народной Республике, так и в нынешней «либеральной» Польше.

Тягчайшим из перечисленных преступлений Речи Посполитой в отношении украинского народа является № 1: Вооруженная агрессия против Западноукраинской Народной Республики (ЗУНР) в 1918 – 1919 годах. Противоправная аннексия территории ЗУНР, которая включала украинские этнические земли и которой польское население было пришлым и составляло меньшинство. Нарушение права украинского народа на самоопределение и образование собственного национального государства на своих этнических землях. Все последующие трагические страницы истории украинско-польских отношений являются лишь производными этого ужасающего преступления. В частности и Волынские события 1944 года. Но с чего все началось?

Известно, что в конце ХVIII века. с политической карты Европы исчезли и Польское и Украинское государства. Их территории распределили между собой Россия и Австрия. Последняя завладела украинскими Закарпатьем, Буковиной и Галицией.

Украинскую Галичину заняла Австрия при первом разделе Польши в 1772 г., ссылаясь на права венгерской короны на этот край с времен Галицко-Волынского государства (1199 – 1349 гг.) и на более поздние договоры между польскими и венгерскими королями. Административно соединено ее с польскими землями, приобретенными Австрией при других распределениях Польши и с приобретенной от Турции Буковиной в «Королевство Галиции и Володимерию с великим княжеством Краковским и княжествами Освєнцимским и Заторским». В нем вся политическая власть, благодаря смешанном составляющие населения, социальном преимуществе польского элемента, политическом строении австрийского государства и политике австрийского правительства, находилась в польских руках. (Лозинский М. Галичина в гг. 1918 – 1920.// Украинская революция. Разведки и материалы. Книга пятая. 1922. Etudes et documents relatifs á l'histoire de la revolution ukrainenne de 1917 – 1920. Vol. V, par. Д M. Lozynsky).

http://diasporiana.org.ua/?s=%D0%BA%D1%80%D1%96%D0%B2%D0%B0%D0%B2%D0%B0+%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B02000px-Greater_austria_ethnic.svg
Осуществляя свою административную реформу, австрийская власть не принимала во внимание тогдашний польско-украинский этнографический рубеж. Этот рубеж уже с начала т.зв. «княжеского» периода в истории Украины (с IX века) стоял в тесной связи с политической границей между комплексами Польского и Украинского государств. Смещение политической границы на Восток под давлением польского оружия влекло за собой ассимиляцию местного украинского населения и, соответственно, отодвигание на Восток польско-украинской этнической границы. Однако украинцы знали, кто является автохтонами Западной Украины и как далеко на Западе лежат действительные этнические польско-украинские границы. В казацких кругах и среди украинского простонародья ХVIII века, общепринятой была мысль о р Висла, как исторической и этнографической границе между украинцами и поляками. Настоящая польско-украинская граница свидетельствует о значительных территориальных потерях украинцев (около 20 тыс. км2 украинской этнической территории) в пользу Польши.

На завоеванных землях польские короли раздавали местности, заселенные украинцами, и имения, конфискованные у нашей военно-политической элиты, своим вассалам. Поэтому уже в XVI веке в Галичине около половины сельскохозяйственных угодий принадлежала польским землевладельцам. Вследствие этого на 1900 г. 80% крестьян, которыми были 95% украинцев Галичины, были малоземельными бедняками.

Особенно энергично польская власть осуществляла иностранную колонизацию в городах Западной Украины. При древних наших городах-крепостях были основаны новые городские кварталы на т. зв. «немецком» праве, предназначенные для чужих колонистов. Именно их и признано юридически «городом». Украинцы (или «приверженцы греческой веры») в новых городах доставали только небольшой квартал или улицу (как во Львове — Русская улица) и находились в меньшинстве. Так, в 1920 г. украинцы составляли только 18% населения столицы края Львова. Из них 81,25% были наемными рабочими и прислугой, то есть находились на самом низу общественной пирамиды. Ее вершину занимали польские колонисты.

Пользуясь своим привилегированным политическим положением, польские колонисты проводили политику экономического и национального угнетения коренного украинского населения Галичины, аналогичную с колониальной политикой России и русского меньшинства в Приднепровье. И поляки и россияне стояли на положении отрицания существования отдельной украинской нации и, соответственно независимого украинского государства. Первые убеждали мир, что украинцы – это, вроде бы, обрусевшие поляки, а вторые утверждали, что украинцы – это, вроде бы, ополяченные россияне. На самом же деле речь шла о попытке поляков и русских ассимилировать угнетенных украинцев и за их счет укрепить собственные нации и государства.

С целью ассимиляции коренного населения Галиции польские политические круги пытались, с одной стороны, всевозможными бюрократическими ограничениями искусственно остановить рост численности национально-сознательной украинской интеллигенции, из среды которой мог вырасти новый политический провод нации. Поэтому украинцам препятствовали в реализации права на национальное образование и культуру. С другой стороны, польская администрация Галичины всевозможными мероприятиями и далее стимулировала польскую колонизацию западноукраинских земель и полонизации неполяков. Целью было сделать населения территории максимально смешанным, чтобы украинцы не могли претендовать на политическую власть в крае как коренной народ.

Попытка украинцев Галичины отстоять свои права конституционным путем польская администрация края жестоко подавляла вооруженной силой. Так, во время выборов 1895 г. и 1897 г. 29 украинских избирателей ранены, 9 убито, более 800 арестованы и заключены за их несогласие голосовать за польских кандидатов. Во время выборов в австрийский парламент в 1907 году 20 украинцев ранено и 4 убито. В 1909 г. польские студенты, выступая против внедрения в отдельные учебные курсы Львовского университета украинского языка, застрелили студента-активиста А.Коцка. Вот такими были украинско-польские отношения в Западной Украине вплоть до начала Первой Мировой войны. И в годы войны – тоже.

Однако, не выдержав накала военных действий, обе «тюрьмы народов» – Австро-Венгерская и Российская распались. В еще недавно «негосударственных» народов обеих империй появилась надежда на освобождение и построение собственных национальных государств. Ведь во время Первой мировой войны державы Антанты обещали широкое внедрение в международно-правовых отношениях принципа самоопределения народов. То есть было признано право каждого народа на образование независимого государства на его этнических землях.

Президент США Вудро Вильсон в январе 1917 заявил, что самоопределение является одной из целей войны, а впоследствии еще несколько раз подтвердил это, в частности, на Парижской мирной конференции в своих известных «14 пунктах». Именно в том году, когда американский президент. Вильсон провозгласил право народов на самоопределение краеугольным камнем строительства послевоенных международных отношений, молодое украинское государство – УНР своим IV Универсалом заявила о полной независимости от России.

В свою очередь украинцы бывшей Австро-Венгрии тоже взялись за национальное государственное строительство и подготовку к воссоединению с единокровными братьями из Приднепровья в одной единственной Украинской Самостийной Соборной Державе. 1 ноября 1918 года власть в Галичине взяли в свои руки полномочные представители украинского народа. Так началась история Западно-Украинской Народной Республики (ЗУНР). 13 ноября 1918 года принят Временный Основной закон (Конституцию) ЗУНР, согласно Статьи 2. которой к новообразованному государству входили «все украинские этнографические территории, находившиеся под властью Австрии». Правительство ЗУНР взяло курс на объединение УНР. Однако воспрепятствовала восстановленная Польша.

Этнографическая территория польского народа была основой, на которой Германия и Австро-Венгрия начали, а после их поражения – союзные державы Антанты завершили (1918 – 1919 гг.) восстановление Польского государства. Согласно принципов самоопределения народов и выразительного высказывания президента В.Вильсона Польша должна была быть образована на землях «несомненно заселенных в большинстве поляками». Однако новообразованная Польша сразу выступила относительно своих соседей как агрессивная империалистическая держава. Правящие классы Польши взялись строить новое «мозаичное» государство оружием, географически и этнографически слепленное из кусков Средней и Восточной Европы, из кусочков или целых частей шести сплошных национальных территорий: польской, немецкой, литовской, латышской, белорусской и украинской. При этом польская армия и оккупационная администрация совершали многочисленные военные преступления в отношении гражданского населения и военнопленных. Они опубликованы в «Кровавой книге», изданной правительством ЗУНР в 1919 и 1921 годах в Вене. (Кровавая книга. Перепечатка изданий 1919, 1921 годов. – Дрогобыч, «Відродження», 1994).http://diasporiana.org.ua/?s=%D0%BA%D1%80%D1%96%D0%B2%D0%B0%D0%B2%D0%B0+%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0

Есть веские основания утверждать о применении Польшей против украинских войск запрещенного бактериологического оружия. (Нагаєвський И. История Украинского государства двадцатого века. – К., 1994. Перепечатка книги Dr. I. Nahayewsky. DE HISTORIA REIPUBLICAE UCRAINAE IN SAECULO XX).http://diasporiana.org.ua/istoriya/6242-nagayevskiy-i-o-istoriya-ukrayinskoyi-derzhavi-dvadtsyatogo-stolittya/

Польша, воспользовавшись военно-политическим кризисом на Востоке Европы, которая значительно ослабила все восточноевропейские народы, захватила части литовской, белорусской и украинской территории − довоенные владения Российской империи. Среди этих земель была и Волынь – извечная украинская этническая земля. (Левкович І. Нарис історії Волинської землі. До 1914 року. – Вінніпег, 1953). http://diasporiana.org.ua/istoriya/11524-levkovich-i-naris-istoriyi-volinskoyi-zemli-do-1914-r/

Это пространство земли (207 000 км2 с 13,5 миллионами населения) по площади равнялось тогда целой этнографической Польши. Количество поляков, рассеянных по этой непольськой аннексированной территории, составляла около 1 300 000, то есть лишь 10% даже согласно правительственным статистикам, как известно, препарированных в пользу поляков. Между теми захваченными Польшей землями находилась также и Восточная Галиция (основа ЗУНР). Ее территория составляла тогда 55 300 км2, население 5 450000 чел., из которых 4 055 000 украинцев (74,4%), 670 000 (12,3%) иудеев, 659 000 поляков (12,1%), 65 000 немцев (1,2%).

Интересно, что, пытаясь как-то «оправдать» перед мировой общественностью свою противоправную вооруженную агрессию относительно ЗУНР, Польша ставила свои «аргументы» исторического характера выше украинских этнических аргументов, ведь поляки находились в Галиции в меньшинстве. Вместе с тем в польско-чешской территориальном споре за т.зв. «Заользя» (Силезия Тешинская) польская сторона наоборот выдвигала прежде всего «этнические» аргументы против чешских исторических. (Daniel Korbel. Ręka w rękę z Hitlerem. 2013). То есть уже с первых дней своего восстановления Польша проявила себя как абсолютно беспринципный участник международной политики. Не за это поплатилась ли в сентябре 1939 года?

Своими агрессивными действиями 1918 – 1921 годов Польша: 1) замедлила построение Литовского государства; 2) уничтожила Белорусскую и 3) подорвала и довела до погибели Украинскую государственность. (Рудницький С. Чому ми хочемо Самостійної України. – Львів, «Світ», 1994). Она, нарушив договорные обязательства касательно УНР, облегчила большевистской России завоевание Украины и образование здесь номинально «самостоятельной», а на самом деле фиктивной советской республики.(Стахів М. Західня Україна: нарис державного будівництва та збройної і дипломатичної оборони в 1918-1923 рр. т. 6 кн. 2). http://diasporiana.org.ua/politologiya/6254-stahiv-m-zahidnya-ukrayina-zbroyna-i-diplomatichna-oborona-1918-1923-rr-naris-istoriyi-t-6-kn-2/

В так называемой «УССР» смогла «тоталитарная» Россия долгие годы беспрепятственно осуществлять геноцид украинского народа. Однако и «демократическая» Польша делала то же самое.(На вічну ганьбу Польщі, твердині варварства в Європі. – Нью-Йорк, «Говерля», 1978. http://diasporiana.org.ua/istoriya/1086-na-vichnu-ganbu-polshhi-tverdini-varvarstva-v-evropi/, Polish Atrocities in the West Ukraine by V.J. Kushnir Ph. D. With a preface by Cecil Malone M.P. – Vienna, 1931).

На аннексированных землях Польша продолжила довоенную антиукраинскую политику. Сторонники концепции «великой Польши» считали, что «восточные кресы («окраины», «пограничные земли» - ??!!) должны стать боевым окопом польскости на всех участках жизни. Польськость должна выбить на них такое глубокое клеймо, чтобы их истинный характер не подлежал никакому сомнению. Наша дорога должна вести большим путем последовательной и интенсивной миссии полонизированния восточной части государства...» (Сергійчук В. Поляки на Волині у роки Другої світової війни. Документи з українських архівів і польські публікації. – Київ: Українська Видавнича спілка, 2003).

Польские правительства, пытаясь изменить национальные пропорции населения восточных земель, в частности Волыни, направили к ним поток людей из Центральной Польши. 17 декабря 1920 года Сейм принял две Уставы (Законы) о переходе помещичьих земель восточных уездов Речи Посполитой в руки государства и о военном осадничестве (колонизации) на этих территориях. Осадницкая акция, управляемая военной властью (комиссиями во главе с командирами дивизий), началась в начале 1921 года.(J. Tomaszewski. Z dziejów Polesia 1921 – 1939. Zarys stosunków ekonomiczno-społecznych. – W-wa, 1963). При наделении землей во внимание брались не сельскохозяйственные умение осадников, а их боевые заслуги. Предполагалось, что в случае новой войны каждая колония осадников выставит готовую военную часть.

В течение 1921-1922 гг. большая часть земли, выделенной под колонизацию, была роздана заявителям. На Полесье осадники получили 113 тыс. га, в Восточной Галиции — почти 200 тыс. га, на Волыни — 112 тыс. га. Тем самым польский Сейм и правительство заложили экономические основы будущего вооруженного украинско-польского конфликта на Волыни. Ведь в Восточной Галиции, на Волыни, Полесье и Подляшье жило около 1,5 миллиона безземельных украинских крестьян. Поэтому акция осадництва была чрезвычайно ущербной для украинцев.

Идеологические же основы конфликта были заложены еще раньше. Как утверждают исследователи, Украина стала «великим открытием» польского исторического романтизма XVIII века, которое помогло сформировать национальную идентичность поляков. Собственно, на основе дихотомии Я (поляк) и НеЯ, Другой (казак, украинец) шло осознание национальных различий и процесс идентификации Себя (поляка) относительно Другого (украинца). При чем этот процесс сопровождался возвеличинием своего польского Я и одновременной демонизация НеЯ (украинца)*.

*Этот процесс продолжается и до сих пор. Так, в 2010 году в Дзежоневе (Дольношльонське воеводство) на открытии памятника полякам, «жестоко убитых на Кресах II Речипосполитой в 1939 − 1947 годах украинскими фашистскими бандами ОУН и УПА» президент Общества кресовяков в Дзежоневе Е.Бень отметил, что «борьба с украинским национализмом служит формированию польской национальной идентичности». 3072Во второй половине XIX века демонизация образа украинца в польской исторической и художественной литературе продолжилась. Отличительной чертой этого периода является навязывание идеи превосходства «барской» польской культуры над «мужицкой»  украинской, распространение теорийки о «цивилизационной миссии Польши» на «диких» украинских землях. Эта литература не отвечала критериям научности и подчиняла историческую науку политическим потребностям. Тогда же произошло укоренение в сознании поляков шовинистических историко-политических мифов, которые трактовали украинцев общественно - и культурно - недоразвитой нацией.

Такие взгляды популярны в части польского общества и сейчас. Об этом свидетельствует, в частности, экранизация известного своей антиукраинской направленностью произведения Генрика Сенькевича «Огнем и мечом». Меткую оценку творчества Г.Сенькевича дал его современник, украинский историк польского происхождения Владимир Антонович: «в Отношении украинского народа Г.Сенькевич пытается вызвать у своих земляков презрение к нему, мотивированное мнимой дикостью этого народа и его непригодностью к культуре: он разжигает чувства недобрые и несправедливые: международную народную ненависть и гордыню...».

Воспитанные на произведениях писателя Генрика Сенькевича, польские политики ХХ века. не увидели в стремлении украинцев к собственному государству явления, подобного польскому возрождению. Для них это был только антипольский бунт примитивного племени «хлопов и попов», что произошел на исконных (как они утверждали) польских землях и который угрожал территориальной целостности Речи Посполитой. Есть основания утверждать, что так мыслит значительная часть современного польского общества. Соответствующие мысли озвучил в начале 1991 года Адам Михник, главный редактор одного из ведущих либеральных изданий Польши «Газеты Выборчей». Он заявил, что «поляки рассматривают западноукраинские земли, как «восточные провинции Польши», потому что «польское государство существовала на этих землях в течение 500 лет», а «польскую культуру трудно представить без Львова» (Пам’ятки України, Київ, 1991, № 2 (88).

Поминая то, что такое оскудение собственной культуры унижает польский «гонор» − должны подчеркнуть, что бедность чьей то территории на культурные ценности не являются правовым основанием для грабежа территорий соседних стран. Однако, очевидно, польская политическая элита мыслит иначе. Поэтому уже со времени восстановления II Речи Посполитой (1918) она настойчиво осуществляет грабеж украинских культурных ценностей под видом «реституции», «обмена» и тому подобное. Но это – грабеж. Ведь украинской стороне взамен не дается практически ничего. Разве только 6 дел архива общества «Просвита», которые были переданы президентом Польши Л. Валенсой в 1993 г. во время его официального визита в Украину.

Прецедент непаритетних условий реституции культурных ценностей за счет Украины был заложен Рижским мирным договором между Россией и Польшей (марионеточная УССР не была полноправным субъектом международных отношений со всеми вытекающими последствиями правового характера) от 18 марта 1921 г. За распоряжениями официальной Москвы «дружеские подарки» Польше культурных ценностей, которые законно находились в украинской собственности были осуществлены также в 1945 − 1947, 1956, 1959, 1961, 1963 − 1966, 1967, 1987 годах. (Акуленко В. І. Україна і Польща: міжнародно-правові проблеми і перспективи повернення культурних цінностей (1944 − 2006 рр.) //Праці центру пам'яткознавства. Випуск 10/Центр пам'яткознавства НАН України та УТОПІК. – 2006). При этом российская оккупационная администрация руководствовалась исключительно политическими мотивами, совсем не принимая во внимание интересы украинского народа. В результате преступного польско-российского сговора культурному наследию Украины был нанесен колоссальный ущерб.

По отношению к восстановленной независимой Украины польская сторона продолжила старую грабительскую практику. Жонглируя лозунгом «Польша – адвокат Украины в Европе», руководство Речи Посполитой добивалось от официального Киева все новых и новых уступок. Притязания Польши на музейные и библиотечные коллекции Львова продолжались и во время президентства Леонида Кравчука, и Леонида Кучмы, и Виктора Ющенко, и Виктора Януковича. Продолжаются они и до сих пор. http://dt.ua/CULTURE/polscha_vimagae_u_lvivskoyi_galereyi_peredati_unikalni_kartini_xvii_stolittya_v_kostel.html

Интересно, что польская сторона не хочет трактовать международное право одинаково для всех: «Она защищает все свои достояния. Прусскую библиотеку, которая во время Второй мировой войны попала в Краков и хранится там, польская сторона не хочет возвращать немцам. То почему существуют относительно Украины такие большие претензии?», – удивляется заведующий отдела исторических коллекций ЛННБ Украины им. В. Стефаника Галина Сварник. http://wz.lviv.ua/ukraine/133753-polyaki-khochut-zabrati-arkhiv-ossolineumu

Претензии относительно Украины определенных политических кругов Польши действительно большие. Вот выдержки из объявления Малопольского округа Всепольской молодежи по случаю 90-й годовщины освобождения (?!) Львова (Oświadczenie Okręgu Małopolskiego Młodzieży Wszechpolskiej w 90. rocznice wyzwolenia Lwowa) от 23.11.2008 года. «Всепольская молодежь отмечает 90-ю годовщину освобождения Львова. Тогда на борьбу с украинской вооруженной агрессией поднялось гражданское население Львова, а на ее главе – молодые львовяне... Очередная годовщина освобождения Львова от рук украинских националистов заставляет нас к осмыслению того, что мы потеряли... Всепольская молодежь склоняет головы перед героями боев за Львов, которые полегли в борьбе с украинцами за независимость Польши». Итак, авторы текста не считают преступлением уничтожение Польши польскими шовинистами в 1918 – 1919 годах Западно-Украинской Народной Республики и противоправную аннексию ее территории. Наоборот, они одобряют антиукраинские действия своих предков. Потому что так их учат в школе и вне школы. z17890102Q,Skandal-na-meczu-rugby-w-LublinieТак, по распоряжению Романа Гертиха (вице-премьер и министр народного образования Польши от 5 мая 2006 до 13 августа 2007 года в правительствах К.Марцинкевича и Я.Качиньского, экс-президент Лиги Польских Семей и Всепольской молодежи) в школьных учебных программах предлагалось усиленно изучать исторические романы Г.Сенькевича. Школьников обязывали посещать исторические объекты в Польше и за ее пределами, связанные с «величием и мощью Речи Посполитой», в том числе и Львов. Во Львове польская молодежь обязательно поминает мемориальный комплекс «Орлята», где похоронены молодые поляки, которые погибли в 1918 году во время украинско-польской войны. Ибо, как было заявлено в письме министра образования Г.Гертиха к Л.Гонек по случаю столетия школы им. Львовских орлят в Забратувце (Szkoła Podstawowa im. Orląt Lwowskich w Zabratówce) от 22 октября 2006 года, «...известны своей безграничной преданностью Отчизне молодые защитники Львова будут образцом для подражания». То есть, борьба против независимости Украины является «образцом для подражания» польской молодежи. И ее часть действительно подражает преступлениям своих предков.10eb0c753f77e3ea44547ef4a66f1d32,640,0,0,0Об этом свидетельствует реакция так называемых «кресовых» организаций и правых молодежных объединений Польши на украинско-российскую войну, которая началась в 2014 году. Различные организации «кресовян» («Общество любителей Львова, Полесья и Волыни», «Кресовое патриотическое движение», «Ветераны 27-й волынской дивизии Армии Крайовой», «Объединение по чествованию жертв украинского нацизма» и другие), а также «Фаланга» (Falanga), Народный Рух (Ruch Narodowy), Всепольская молодежь ( Młodzież Wszechpolska) в той или иной форме поддержали агрессию Российской Федерации и ее планы расчленения Украины, в частности путем создания на украинском Юге марионеточной «Новороссии». Члены этих общественных объединений Польши осуществляли мероприятия антиукраинского характера, в частности выступали против предоставления польскими медицинскими учреждениями помощи раненым украинским военным. Также наблюдались попытки отдельных масс-медиа правого толка провести параллель между т.зв. «волынскими событиями II Мировой войны с событиями на Донбассе и обвинить официальный Киев в «геноциде». Подобные акции проводятся и поныне. При этом не трудно заметить тесную связь между собой и информационными мероприятиями спецслужб Российской Федерации против Украины. В частности это проявляется в «антифашистской» риторике обеих сторон. Обвинения украинских националистов – членов и симпатиков ОУН и УПА в сотрудничестве с гитлеровским режимом Германии, в разного рода «преступлениях» против польского, российского, чешского, армянского, украинского и других народов – вот традиционный набор антиукраинских тезисов польских и российских «антифашистов». Хотя это довольно странно слышать со стороны правых кругов государств, которые официально сотрудничали с национал-социалистической Германией: России (пакт «Радек – Сект» 1921 года, пакт «Молотов – Риббентроп» 1939 года) и Польши (пакт «Нейрат – Липский» 1934 года). Не является тайной и военная служба десятков и сотен тысяч поляков и русских в Вермахте и формированиях СС. О военных преступлениях обеих государств в отношении украинского народа во второй Мировой войне тоже всем известно. Так в чем же дело?

Про справжню причину масованої атаки шовіністів Польщі та Росії проти українського націоналізму дізнаємося з книжки професора Влодзімєжа Павлючюка (Włodzimierz Pawluczuk), присвяченої сучасній Україні: «Не було б однак незалежної України, не було б історії українського народу як політичного народу, що бореться за повну незалежність, якби не націоналізм, якби б не УПА, якби не народний фанатизм одиниць, охоплених шаленою ідеєю створення з аморфної «руської» маси гідного, дієво значимого народу. Доля України була б подібна до долі Білорусі. Коли б викреслити з історії України ідейну вартість і діяльність націоналістів, передусім УПА, то в змісті культури та історії України не знайдеться нічого такого, що б давало шанс на легітимізацію повної незалежності цієї країни». W. Pawluczuk. Ukraina – polityka – mistyka. – Kraków, 1998. http://www.nomos.pl/products/153/p/364

Итак, под прикрытием борьбы с украинскими «фашистами» на самом деле ведется война против независимости Украины. Во время ее ведения антиукраинские силы солидаризируются и выступают единым фронтом. Свидетельств этому много. Это и провокационная антиукраинская выставка о «зверствах ОУН-УПА против польского, еврейского, украинского, русского и ромского народов», которую организовали в Киеве 8 – 10 апреля 2010 года ВОО «Правозащитное общественное движение «Русскоязычная Украина» во главе с доверенным лицом.Януковича депутатом Вадимом Колесниченко, а также Общество Увековечивания Памяти Жертв Преступлений Украинских Националистов (Польша). Это и презентация В.Колесниченко в отдельных регионах Украины, в частности в Крыму, переведенной с польского языка на русский книжки гражданина Канады польского происхождения Виктора Полищука «Горькая правда. Преступность ОУН-УПА».http://www.kianews.com.ua/node/41183 Книга не имеет научной ценности. Это – антиукраинский памфлет, не больше. Однако широко популяризировалась в Польше, Украине и России так называемыми «антифашистами». Значительный резонанс в Украине и Польше вызвало июльское 2013 года обращение 148 парламентариев КПУ и ПРУ к Сейму Польши с просьбой «признать Волынскую резню ОУН-УПА геноцидом в отношении польского населения», что совпало с подобным требованием польских радикалов. Так Москва руками своей «пятой колонны», с одной стороны, пытается отвлечь внимание мировой общественности от организованного им Голодомора украинцев в 1933 году и избежать ответственности за преступление геноцида. С другой стороны, приписывая украинским националистам соучастие в преступлениях гитлеровского режима, путинский режим бьет в саму идею независимости Украины.

Так, 30 августа 2009 года российское издание «Вести недели» опубликовало разговор журналиста Е.Ровенко с тогдашним Президентом Российской Федерации Д.Медведевым на тему 70-летия начала Второй мировой войны (по мнению европейских историков этим началом является дата 1 сентября 1939 года). В разговоре высокопоставленный российский чиновник выразил свою обеспокоенность тем, что «государства Балтии и даже Украина объявляют, по сути, бывших военных преступников своими национальными героями, которые боролись за освобождение их государств». 31 августа 2009 года в польской «Газете Выборчей» появилась статья за подписью тогдашнего российского премьера В.Путина «Страницы истории – повод для взаимных претензий или основа для примирения и партнерства?» В ней снова видим возмущение по поводу попыток «героизации нацистских пособников» в «некоторых» странах. А на официальной церемонии в Гданьске В.Путин предостерег присутствующих лидеров Европы от «любого сотрудничества с экстремистами и их пособниками», поскольку это «приводит к трагедии».

Комментируя событие, литовский комментатор А.Бакулис тогда отметил, что настоящей трагедией для стран Балтии, белорусов и украинцев стал российско-германский договор августа 1939 года. Он с сожалением констатировал, что в Гданьске Польша уступила историческую правду и предала соседей с целью сближения с Россией. Можно добавить, с той самой Россией, которая подло, по-бандитски уничтожила правое крыло высшего государственного руководства Польши в авиакатастрофе под Смоленском 10 апреля 2010 года.

Такое хроническое «шатание» Польши между Востоком (Россия) и Западом (США, ЕС) свидетельствует лишь об отсутствии у политической элиты и актива польского общества стратегического видения будущего Центрально-Восточной Европы и своего места в ней. Гусарские набеги на Литву и Беларусь за «дискриминацию», вроде бы, тамошних польских меньшинств, провокационная деятельность в отношении Украины т.зв. «кресовяков», в частности манипуляции вокруг т.зв. «Волынской резни», тому подтверждение. Неужели соответствует истине утверждение, что «поляки не осуществляли в своей истории ничего, кроме отчаянных драчливых глупостей?»

И как тогда нам воспринимать заявления Президента Польши А.Дуды на тему «Междуморье»? Или так, как А.Яновский в книге «Новый порядок, модернизированный империализм (Мюнхен, 1948)? В ней он, в частности, пишет.

«Странной и темной на фоне шовинистически-империалистических тенденций представляется нам идея Интермариум, провозглашаемая с 1945 г. на страницах польской эмиграционной прессы. Идея эта голосит, что народы живущие на территории между Черным, Эгейско-Адриатическим и Балтийским морями должны бы творить один блок. Это была бы федерация народов, кроме общего президента, премьер-министра и иностранных дел, распоряжалась бы общей армией и имела бы общую валюту с общими таможенными территориями, совместно осуществляла бы некоторые инвестиции, которые давали бы больше пользы для общего государства и другое. Правительственным языком этой федерации был бы язык английский или французский. На спорных территориях были бы созданы кантоны, в которых была бы допущена правительственная речь смежно-сфедерализированных государств на равных правах.

Несколько странным представляется провозглашение этой идеи на страницах польской прессы, что занимается сиянием ненависти ко всему, что украинское. Однако в вияснении этого вопроса может нам помочь господин Адам Добошиньски (Студии политические»), когда высказывается о необходимости создания «великого польского народа»: «Провозглашая ее (идею) первыми, могли бы мы извлечь из этого большой пользы пропагандистские и политические».

Вот зачем нужно полякам провозглашать эту идею. Не во имя обороны общих интересов народов Междуморья, а на пользу пропагандистского и политического формирования «большого польского народа».

новый коллаж
По нашему мнению в той концепции отразились империалистические тенденции ее авторов. Народы, которые ныне находятся под «совместной опекой» Кремля, с большим недоверием относятся к каждому новому проекту «опеки». Нужна не «опека», а длительное единство и взаимоответственность внутренне вполне независимых, самостоятельных государств. И лишь через восстановление национальных государств, через выработку духа взаимной толерантности, дружбы и сотрудничества — можно стремиться к реализации подобной идеи».

Лучше не скажешь.

Сергей Рудюк

  • Ingenieur

    Дорогие украинцы, с праздником! В этот день 22 июля 1944 года в районе населённого пункта Броды (ныне - Львовская область, Украина) была разгромлена 14-я гренадерская дивизия СС «Галичина» («Галиция») вместе с другими формированиями 13-го корпуса 4-й танковой армии Вермахта. По оценкам историков, войсками 1-го Украинского фронта было уничтожено не менее 28 тысяч гитлеровцев, более 17 тысяч были взяты в плен.

  • Roman Savaryn

    Поляків треба використати наскільки можливо. Але поступатися їм нівчому не можна. Даєш палець-відкусять руку. А займатися проблемою польщі і скуповувати її потроху будемо коли з дистанції зійде росія

  • Володимир Дмитерков

    Хороша стаття, тільки задовга. Не багато хто її осилить. Такі статті потрібні ще проте коротші для масового читача.

  • Leo Pold

    Ох уж это активно развивающийся Укроборонпром с 20.07 одна статья и то не про оружее, браво сопли жуям с телевизора и интернет сми глоголющие красивые слова о том как активно развивается наша обороная промышленость

  • bxm

    статья мягко говоря лишняя на этом ресурсе... меньше политики, больше о технике...

Top
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Система Orphus