ВОЙНА ДОЛЖНА БЫТЬ ПРИВЫЧКОЙ. ИЛИ ЧЕМ ОТЛИЧАЮТСЯ АРМИИ ЗАПАДА И ВОСТОКА | MILITARY NAVIGATOR
Ground-mobility-5th-Special-forces-group

ВОЙНА ДОЛЖНА БЫТЬ ПРИВЫЧКОЙ. ИЛИ ЧЕМ ОТЛИЧАЮТСЯ АРМИИ ЗАПАДА И ВОСТОКА

Привычка приучает тело к огромному напряжению, душу – к опасности, рассудок – к осторожности против первых впечатлений. Подобно тому, как человеческий глаз, в темноте расширяя зрачки, использует слабый свет и начинает постепенно различать предметы в помещении, так и опытный Солдат может ориентироваться на войне, в то время, как перед неопытным новобранцем расстилается лишь непроглядная ночная мгла.

Ни один командующий (или главнокомандующий) никогда не может сразу дать армии привычку к войне. А обучение в мирное время является лишь слабой заменой по сравнению с настоящими военными испытаниями. Поэтому государства, которые давно находятся в состоянии мира, всегда стремятся привлечь офицеров, которые служили в разных театрах военных действий, или отправить своих офицеров в те регионы, где ведутся военные действия, чтобы они могли поучиться искусству ведения войны.5631aef09642e_1446096624

Ведь выражение si vis pacem, para bellum (хочешь мира – готовься к войне) не потерял свои актуальности не только в XXI веке, но и не потеряет ее никогда. Этот важнейший принцип военной подготовки Древних Римлян в начале XIX века расшифровал прусский военный теоретик Карл фон Клаузевиц:

Чем меньше та жертва, которую мы требуем от нашего противника, тем меньше будет его сопротивление. Но чем меньше наши требования, тем меньше будет и наша подготовка. Чем менее значима наша политическая цель, тем меньшую цену она имеет для нас и тем легче отказаться от ее достижения. А потому и наши усилия будут менее затратными

Кто такие офицеры в армиях любой страны? Офицер – это латинское слово, в буквальном смысле означает ОФИЦИАЛЬНО нанятого для РАБОТЫ в армии (или каком-либо другом ведомстве) ЧЕЛОВЕКА. Например, когда вы смотрите американский фильм, в котором полицейский останавливает машину, то водитель машины обращается к полицейскому словами: «Что случилось, ОФИЦЕР»? именно по этой причине. Несмотря на то, что ЗВАНИЕ офицера – СЕРЖАНТ.

Появились первые офицеры в Легионах Древнего Рима. И появились они по той причине, что патрициев (то есть, Римской касты воинов) на все Легионы не хватало. И поэтому за императора Веспасиана было принято мудрое решение: если есть Легионеры из числа простолюдинов, но которые обладают необходимыми свойствами ума, то их можно выдвигать на командирские должности. До Легата Легиона (командующего конкретного Легиона) включительно. Древний Рим воевал часто и поэтому потеря воинов (тем более, за кастовой системы) была немалой. Легионы изначально формировались по принципу профессиональной армии из числа желающих реализоваться на войне граждан Рима, позже и союзников. За Веспасиана вообще пошли еще дальше и статус патрициев раздавали за совершенные военные заслуги (не путать с подвигами).rimskie_voiny

Древние Римляне – первые, кто обратили внимание на зависимость неудачной военной кампании и на количество «героев», что появляется. Чем более неудачной была военная кампания и чем больше командующие скрывали (или подменяли) численные составы сил сторон и их положение и заменяли их описаниями «подвигов», тем более провальной была кампания.
В этом и заключается первое историческое отличие офицеров западного и восточного пространств.

Для офицеров западного пространства война – это смысл жизни и желание личной реализации. При этом сами боевые действия – это банальная работа, которая соответствующим образом оплачивается

Как и любая другая работа, работа офицера может иметь заслуги только на войне, и только тогда, когда сделано действительно нечто необычное. Тогда как для офицеров восточного пространства, в силу религиозных особенностей, война – это плохо, убивать – это грех, а возможность личной реализации – это гордыня. Причем два последних «религиозных» термина не имеют аналогов в западных языках и не переводятся, например, на английском языке. Поэтому офицеры восточного пространства это преимущественно банальные пацифисты, которые пришли в армию не реализовываться в войнах, а просто паразитировать за счет общества. Приведу два характерных примера для западного пространства, которые не имеют аналогов в восточном пространстве.

В 1942 году части 1-й дивизии горных стрелков Германии находились в районе Эльбруса. Командира одной из кампаний (так в армиях западного пространства называется рота), гауптмана Гротта, там помнят до сих пор. И не потому, что он много пил и гулял с женщинами, а потому что мог показать местным жителям, что они слишком далеко ходят по воду. Уровень компетенции немецкого гауптмана, командира роты (!) был на уровне профессионального геолога. Поэтому, когда Гротт один раз показал, что источник воды находится за 5 метров от крайнего дома в деревне, больше в округе никто не сомневался в знаниях неизвестного немца. Подобным уровнем знаний тогда владели абсолютно все офицеры западного пространства. А на сегодняшний день уровень компетенции командира кампании еще намного выше.

Другой пример. Январь-февраль 1991 года. Последняя танковая битва ХХ века, битва на 73-й долготе. 9 американских танков М1А1 и 16 боевых машин пехоты боевой группы «Орел» под командованием капитана МакМастера противостояли 80-ти танкам и свыше ста боевым машинам пехоты элитной механизированной дивизии иракцев Таувахальна. Если на этот бой смотреть сквозь призму «советского военного искусства», то у американцев не было никаких шансов на победу. Поскольку есть простая арифметика: 80 делим на 9 и получаем (примерно) 8,9 – это и есть «боевой потенциал» танков иракской стороны. Это просто волшебная «методика», но есть несколько «НО». Но, американские танки на 1991 год были оборудованы системой ситуационной осведомленности первого поколения, а прицелы наводчиков имели тепловизоры. Поэтому 9 танков М1А1 зашли в тыл 80-ти иракских (причем во время песчаной бури) и уничтожили все иракские танки и все боевые машины пехоты, а собственных потерь не имели. Но это только внешняя сторона проблемы.8-vTFmCw_hY U6eXQrlGB-wВы просто вдумайтесь в уровень компетенции капитана западного пространства! Он, будучи всего-навсего командиром боевой группы сам принимает решение о БИТВЕ! Попробуйте найти подобный пример в современной истории восточного пространства! А теперь сделайте вывод о том, какой уровень ответственности и соответственно доверия существует у полковника, или например, скажем, у генерала западного пространства. Это и есть то, что принято называть внутренним военно-стратегическим лидерством.

В результате второго примера мы подошли ко второй внешне незаметной закономерности деятельности офицеров западного и восточного пространств. Называется эта закономерность – ДОВЕРИЕ. Без этого простого слова западная система управления не функционирует. Тогда как восточная система управления не функционировала никогда. Потому что в силу религиозных особенностей на восточном пространстве не принято доверять старшим, младшим. А любое решение в ходе боевых действий принимает не тот, кто выполняет конкретное боевое действие, а «верховный правитель».

Есть еще третья отличительная закономерность офицеров западного и восточного пространств также связана с религиозными особенностями. Называется эта особенность – Воинская Честь. Военные западного пространства (офицеры, в частности) являются наследниками Рыцарских Орденов средневековья. Рыцарских Орденов восточное пространство не знало, поэтому на всем восточном пространстве слово «месть» означает «честь». И именно этим объясняется бесконечная, непонятная и ненужная жестокость при ведении военных действий армиями восточного пространства.

Для офицеров западного пространства: «... Воинская Честь является необходимым условием для существования и функционирования права войны, залогом того, что будут соблюдаться принципы договоренности. Воинская Честь обеспечивает необходимую основу для существования и работы договоров, как инструментов, которые являются юридически обязательными ... ».

Если со словами лейтенант и майор в армиях восточного пространства особых проблем нет. То вот с английским словом «Генерал» – означает общий (общее руководство частями во время битвы), у восточного пространства не просто проблема, а СЧАСТЬЕ, причем в буквальном смысле этого слова. Для западного же пространства – это слово означает ответственность и внутренняя военно-стратегическое лидерство.

Что такое внутреннее военно-стратегическое лидерство? Простыми словами – это военный авторитет. Например, очень многих людей волнует вопрос: «Почему Украине, которая не собиралась захватывать Россию-Московию, но которая второй год ведет с ней войну, США не дают вооружение»?

Потому что военные Украины не хотят в войне, которая длится уже второй год, брать на себя ответственность за судьбу своей страны. И отвечать за свои слова перед западными партнерами. Кроме того, и самое главное, эти военные не являются военными авторитетами в своей странеkiev_parad240814_3

Поскольку к мнению офицеров министерства обороны или генерального штаба Украины никто не прислушивается.

В результате обобщения многовекового опыта ведения боевых действий на западе были сделаны следующие практические выводы о необходимости применения офицеров и уорент-офицеров (на восточном пространстве сержантов). Непосредственно офицеры – это больше администраторы и управленцы, которых на западе называют одним словом «менеджеры». Но при этом от них требуется не просто компетенция, а компетенция на самом высоком уровне. Говоря совсем просто, офицеры западного пространства занимаются логистикой, то есть обеспечением (от и до) своих подчиненных.

У них нет «замов по тылу», они не вмешиваются в процесс подготовки Солдат и к планированию боя на уровне отделения, взвода и кампании. Это все задачи уорент-офицеров, которых на западе называют профессиональными Рэмбо. А Человек, который имеет звание сержант-майора армии США, является не только Лидером для Солдат, но и офицеров в частности. И без него не происходит ни одно заседание в Комитете начальников штабов ВС, где, между прочим, заседают и Генералы.

Есть, например, в военной терминологии западного и восточного пространств слово «инициатива». В восточном пространстве инициатива волнует только инициатора. Именно по этой причине она вроде и нужна, но не очень.

А для западного пространства, инициатива – это готовность действовать при отсутствии приказов, когда существующие приказы больше не соответствуют ситуации, или когда возникают непредвиденные возможности или угрозы

Военная история имеет множество примеров, когда действие или бездействие подчиненного сильно сказалась на тактической, оперативной и даже стратегической ситуации.

Объясняются эти вещи западного пространства по отношению к восточному очень просто. Начиная с середины XV века на западе изменился уровень отношения к человеку – ему стали доверять. Без соответствующего доверия никогда бы не было великих географических открытий. В это время в восточном пространстве существовала «небесная твердь» и «христианская топография», что описывает путешествия по 12 вселенных, но не дает описания Днепра и его русла в районе Киева. А о доверии наглядно говорят факты: отмена крепостного права – де-юре в 1861 году, а де-факто крестьяне получили паспорта только в 1968 году, через 100 лет после «отмены».

Все это происходит в результате современных «предубеждений», которые находятся за пределами науки, опыта и, главное, здравого смысла. Потому, все вышеперечисленное относится, к так называемой, сфере гения, который сам по себе выше других, но, который концептуально отстал от запада минимум на 800 лет.

Жаль того воина, который довольствуется узкими пределами этих «правил»! Жаль теорию, которая противостоит разуму! Эта теория не может устранить противоречий никакими унижениями, и чем больше унижение, тем скорее насмешка и презрение выгонят ее из реальной жизни.

Автор: РОМАН ШУХЕВИЧ

Источник: http://mega-polis.in.ua/

Top
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus