В авиации говорят, что штурман летит впереди самолета | MILITARY NAVIGATOR
5488_p_04_img_00022

В авиации говорят, что штурман летит впереди самолета

В условиях мощного радиоэлектронного противодействия штурманскую подготовку летчика трудно переоценить

Гонщиков авторалли называют пилотами, а помощников, сидящих справа, — штурманами. Когда пилот управляет машиной, взгляд штурмана больше сосредоточен на карте трассы, чем на самой дороге. Примерно такой алгоритм работы и в авиации. Бешеная скорость — а пилот и штурман как одно целое ведут крылатую машину по заданному маршруту. Впрочем военная авиация — не гонки или романтические полеты. Это — боевые задачи с применением ракет и авиабомб. И... большая ответственность за результат

Поэтому попробуем разобраться, кто такой штурман, какую роль он сейчас играет в авиации Воздушных Сил, насколько важной является штурманская подготовка летного состава, да и как это влияет на результат боевого задания.

Штурман, шкипер, навигатор — эти слова пришли с флота. А люди, которые осваивали те профессии, высоко ценились работодателями, ведь владевших дефицитными на то время навыками и знаниями. За несколько столетий мир сделал огромные технологические скачки. И сейчас функции навигатора может выполнять любой карманный гаджет. Получается, что штурманы не нужны?
5488_p_04_img_00011-300x293
Все не так просто. На войне — это неотъемлемое звено в боевой работе авиации. Так, пилот может включить современное навигационное оборудование, но как ему действовать в условиях мощного радиоэлектронного противодействия? Мы существенно отстаем от передовых армий в оснащении Вооруженных Сил современными средствами радиоэлектронной борьбы. Противник подавит все радиотехнические средства, и экипаж «ослепнет». В таком случае помогает именно штурманская подготовка. А еще лучше — штурман в кабине самолета. Сейчас тандем летчика и штурмана есть только в бомбардировочной и разведывательной авиации на Су-24м и Су-24мр, что имеем на вооружении. Остальные основных типов боевых самолетов, в частности Су-27, Миг-29, Су-25, — одноместные. Поэтому штурманская подготовка летчиков еще за курсантською партой является постоянным и неотъемлемым элементом обучения. Современные военные штурманы в основном работают не в воздухе, а на земле. Огромную долю работы они проводят в планировании и расчетах. Поэтому в авиации издавна говорят: штурман всегда летит впереди самолета.

Вот, скажем, надо поднять пару истребителей на боевое задание с применением ракет или авиабомб. Штурман бригады берет карандаш и начинает заниматься точными науками, в частности математикой и топогеодезией. Он должен все четко рассчитать: боевая нагрузка самолета, расход топлива, оптимальный и безопасный маршрут, точку выхода и порядок наведения на цель, схему нанесения удара, преодоления ПВО противника, действия в условиях мощного радиоэлектронного противодействия, возвращение на базу, и много других нюансов.

Штурман, которому поступила команда спланировать авиаудар по наземным целям, должен быть на 100 процентов уверен в своих расчетах, данных разведки и тому подобное. 2014 года на Донбассе такие решения принимать было крайне сложно. Это же наша земля! Поскольку война «гибридная», оккупантов от своих надо как-то «отсортировать». Главное не нанести вред мирному населению. Как это сделать, знают в штурманской службе. Секреты не раскрывают, но знают.
Считанные минуты нужны опытному штурману на расчеты привычного боевого задания. Без навыков такая работа может занять несколько часов. Поэтому в настоящее время в Воздушных Силах не только ремонтируют и восстанавливают технику, но и учатся ее успешно применять в условиях, максимально приближенных к боевым. Многочисленные учения с боевым применением, полеты в сложных метеоусловиях, на предельно малых высотах, в составе групп — все содержит элементы штурманской подготовки.

Таких тренировок было немало в 2015-2016 годах. Авиация учится в тесном взаимодействии с другими родами видов Вооруженных Сил. Не «пешком по-летному», не с имитируемыми пусками или бомбометанием, а на реальных полигонах, с реальными бомбами.

Без авиационной поддержки с воздуха сейчас трудно представить успех крупной военной операции. Этого опыта сильно не хватало в том же 2014-м, особенно когда наши войска оказались в оперативном окружении под Иловайском. Военные не очень любят об этом вспоминать — ни те, кто был на земле, ни те, кто вылетал на помощь. Это — тяжелая правда.

Неохотно вспоминает о своих вылетах в тыл врага и тогдашний старший штурман бригады транспортной авиации полковник Виталий Воробей, ведь воспоминания не из приятных: самолет сбили, несколько дней пробирался к своим... Это был борт Героя Украины Дмитрия Майбороды. Оба пилота — Дмитрий Майборода и Шкарбун тогда погибли. Остальные члены экипажа получили приказ покинуть воздушное судно... Виталий Воробей покидал самолет последним.

Говорит, что это был 25-й вылет их экипажа. Сбрасывали нашим бойцам все необходимое: еду, воду, снаряжение, ведь все наземные подступы простреливались вражеской артиллерией. Виталий Воробей точно прокладывал маршрут и руководил действиями экипажа во время выхода на площадку десантирования. Ошибок быть не должно. Цена такой ошибки — жизнь бойцов на земле. Поэтому каждый раз благодаря профессионализму штурмана и всего экипажа посылка с Ан-26 находила адресата. К тому времени, как «ополченцы» начали применять против наших самолетов российские управляемые ракеты.

Война в условиях перемирия продолжается без применения авиации, но с постоянной фиксацией запрещенных крупных калибров. Сегодня не время подробно рассказывать о боевой опыт и героизм военных летчиков, штурманов. Чтобы не навредить. Но наступит время, когда мир все узнает после нашей победы!

Юрий ИГНАТ
http://na.mil.gov.ua/

Top
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Система Orphus