Сможет ли Украина окончить войну не ею развязанную | MILITARY NAVIGATOR
12311188_1486252471683168_1116005043893798542_n

Сможет ли Украина окончить войну не ею развязанную

Война на востоке Украины продолжается уже второй год. И не проходит и недели, чтобы украинцы не заявляли о мире. На бигбордах парни в камуфляже обещают скорое окончание войны; политики говорят о прекращении огня; Минские договорённости, нормандские форматы и планы Мореля (привет белкам-истеричкам) сменяют друг друга, как картинки в калейдоскопе. На почти любом видео для зоны АТО мамы, жёны и сёстры, вытирая слёзы, просят бойцов возвращаться скорее домой живыми и невредимыми. Мало кто говорит о разгроме врага, почти никто — о победе, единицы — о том, что мы должны продолжать войну, пока это потребуется для страны и народа. Даже нет пожелания уровня «разбейте Гитлера и возвращайтесь». Украина вошла в конфликт тотально не готовой, государственная пропаганда не использует «язык ненависти», на бытовом уровне люди не понимают целей и задач противостояния.ato2

Нам всем нужен мир — это видно невооружённым глазом. Власти Украины можно заслуженно обвинять во многом: в замедленной реакции на начальном этапе противостояния, в многолетней деградации оборонного сектора и силовиков, в отсутствии внятной информационной политики на освобождённых территориях, в полном параличе ВПК. Но в разжигании войны — нет. Каждый раз, когда мы пытались сесть за стол переговоров, нам убивали офицеров СБУ, сбивали вертолёты с генералами и членами контактной группы по наблюдению, сносили блок на Рыбхозе и атаковали ДАП и Дебальцево. Маховик войны раскручивается извне; и чтобы понять, как нам достигнуть мира, придётся пройти через осознание глубинных причин конфликта. Только двигаясь по простой цепочке (кому это нужно, как это всё произошло, кто заинтересован в продолжении) реально прийти к работающему мирному решению.

Так вот. Все реальные причины войны на востоке лежат вне зоны рацио. Нет никакой ненависти, этнических или религиозных причин, глубинной вражды, неприязни. Вы видели хоть один погром в окрестностях Донецка? А резню, как у туту и хутси? А лагеря по национальному признаку? А уничтожение церквей других конфессий? И не увидите. Потому, что главная движущая сила в этой стычке интересов — даже не люди на территориях. Что такое 40 тысяч боевиков? Процент населения сепаратистских анклавов. А если учесть наёмников, тех, кого там «никогда нет», и отпускников, то «республиканская армия» — и вовсе исчезающая цифра. Люди предпочитают бежать по обе стороны границы, получать пенсии и в «Л/ДНР», и в Украине, возить контрабас через «ноль», но только не воевать.

А главный двигатель войны находится в руках РФ. Человеку в поле нужен килограмм еды в день: высококалорийной, быстрого приготовления, день за днём, месяц за месяцем. Жителям наполовину окружённой Горловки с половиной стоящих предприятий нужна еда. Она нужна водителям белых «КамАЗов», грузчикам, носящим снаряды, персоналу больниц и тысячам раненных, сотням тысяч людей без работы и пенсионерам. Не подскажете, как прошлой весной и этой осенью в «Л/ДНР» прошла посевная? Как у них с рыбной продукцией, как с поголовьем скота, молоком, сахаром, консервами? Как с валютой, чтобы закупить всё это; с транспортом, чтобы доставить; с покупательной способностью населения? И это только один аспект. Где те НПЗ, которые дают сотням танков и автомобилей топливо? Где производится «Горка» и зимняя форма, обувь и спальные мешки? Кто обучает начальников штабов таковых батальонов у узлов связи, кто сбивает БПЛА и «Боинги», откуда появляется весь спектр боеприпасов и ЗИП к десяткам наименований техники? Это в интернете можно создать портал, вроде «Lost Armour», где администрация, оперируя словами «укропы» и «ополчение», будет выдавать крымские и российские танки за трофейные, описывая феерические победы «Новороссии». В реальном мире танковое подразделение батальона нуждается в ремонтной роте, тягачах, службе тыла, заправщиках, тоннах топлива и боеприпасов, учебных частях для ротации и замещения потерь. Покажете мне всю эту инфраструктуру на территории «Л/ДНР» без прямых поставок из РФ, допустим, во время летней кампании прошлого и этого года? А ракеты для «Стрел» и «Буков», сменные генераторы, поточный полевой ремонт, шины, запчасти? Это тоже трофеи — на протяжении полутора лет?

В общем, механизмы эти запускаются не Майданом, ненавистью или враждой. И не желание мира и добра их выключает. Все эти пропагандистские сайты, десятки тысяч людей в тыловых службах, вербовочные центры и сотни автомобилей, плечо снабжения и проблема «последнего километра» при доставке на «ноль», для которых нужны ещё сотни часов моторесурса — это огромный организм войны, продуманный и циничный. Те, кто говорят о диалоге, примирении, дискуссии и отводе вооружения, а также призывают услышать Донбасс, опускают всего один факт: стоит России перекрыть кран, как конфликт исчерпает себя за месяц. Как-то тяжело брать Дебальцево и биться об Марьинку без двух вагонов снарядов в день, танковых рот, которые убивают об высоты и переезды, притока мяса из РФ и отпускников во втором эшелоне. Любое давление на Киев с запросом о мире — блеф и лицемерие, мы не проводим активных наступательных действий с момента рейда на Широкино. Как только прекратят снабжение двух корпусов «Л/ДНР», забрасывать сюда ДРГ и отправлять сапёров сдавать экзамены в наш сектор А — так накал агрессии сразу же пойдёт на убыль.

Но тут назревает вопрос: а что, собственно, нужно РФ, что она с таким маниакальным упорством, находясь под санкциями и разрывая свою экономику в клочья, продолжает идти на эскалацию? А ответ тут может быть только один. Новообразованиям она помочь не хочет — не признает, не вводит регулярные войска, не создаёт официальную бесполётную зону или анклавы безопасности. Любые её действия — исподтишка и под ковром. Экономически регион с дотационными шахтами, углём, не нужным на мировом рынке, и заводами времён раннего Брежнева давно никому не интересен. Что-то вывезли, что-то пустили на металл, что-то разрушено, что-то затоплено. Шальные деньги в «серой» зоне и на контрабасе — это не экономика, а подножный корм для боевиков. Если представить, что Украина откажется от притязаний на оккупированные земли, отгородится стеной и перекроет любые экономические отношения с сепаратистами карательными методами, то нужно честно ответить на несколько вопросов: продолжат ли взрываться СВУ и фугасы между нашими ВОП? Прекратят ли падать РСЗО и мины, как и в Палестине, Индии или Афганистане? Перестанут ли безработные, промытые мощным потоком пропаганды, вербоваться в «армию Новороссии» за паёк и несколько тысяч рублей? Получит ли Украина передышку? Если мы будем честными — все ответы будут «нет». Только не ослабляя давление и заставляя РФ наращивать поддержку деградирующих территорий мы имеем шанс на успех. Если зимой выйдет из строя ТЕЦ в Донецке, выбор простой — выморозить кварталы или вложить деньги в ремонт. Если после очередной Марьинки привезут сотню раненых в больницы — нужно лечить и топить крыло. Если навернётся водоканал, который годами не ремонтировали — придётся раскошелиться. Наши территории сейчас, как в банке: пока мы официально не признали их утрату, а только особый статус, рано или поздно они могут вернуться к нам. Но даже если нет — платить за них в обеих случаях надо агрессору, у которого финансовые проблемы уже невозможно скрывать за потоками пропаганды. А это мы ещё не касались Крыма. Так что же побуждает РФ, несмотря на противодействие ведущих мировых игроков, миллиардные потери и растущий ценник, биться головой об стену?

Только одно — принято решение, чтобы Украина страдала. За Майдан ли, за падение цены на углеводороды как дымовая завеса, за снятие Царя или за возможную легализацию Крыма. Это неважно. Страна должна приползти назад, поцеловать сапог барина и покаяться. Как минимум — свернуть с западного вектора, как максимум — вернуться в орбиту притяжения РФ. Неважно, кто это сделает — Порошенко, конкурирующие ему политические силы, крайне правые, пришедшие на волне социального взрыва, или пророссийские силы. Плевать. Если в процессе возврата рухнет государственность и некому будет спросить за Крым — тоже не проблема, а бонус. Все остальные «коридоры» на полуостров и штурмы Киева — ненаучная фантастика, вроде советских орд на БМП, прорывающихся к Ла-Маншу сквозь оседающие ядерные грибы. Страдание и боль — центральная задумка российского плана касательно Украины. Отсюда все эти диверсионные группы в Одессе и Харькове, отключения газа и блокада по углю в преддверии зимы, трансграничные удары и циничные провокации на открытие огня, грузчики и слесаря в роли «героев сопротивления регулярной армии», апокалипсические обещания устроить холод, голод и доллар по 40. Отсюда ожесточённые штурмы аэропортов к числам, вырезания знаков «Дебальцево» и допросы офицеров с побоями на камеру. Частично отсюда же бесконечная «зрада» — ради справедливости стоит заметить, что далеко не вся она родом из РФ.94_tn

Я уже писал прошлой весной, что они атакуют в болевые центры украинской экономики, наши символы и мораль. Почти в каждой статье указываю, что война — большой и кровавый фон для шоу и политического давления. Не более. Чисто военных задач здесь быть не может, иначе «телепорт» был не под Новоазовск и Иловайск, а под Харьков. Чисто технически выставить ещё дюжину БТГр и протянуть фронт на полторы сотни километров севернее для страны уровня РФ не является чем-то нереальным. Ветераны двух чеченских войн, Грузии и многочисленных КТО в Дагестане при нормальной оплате и хорошем уколе пропаганды через телевизор могут обеспечивать для сепаратистов ротацию на востоке добрый десяток лет. Но никаких сухопутных «мостов» в Крым не планируется. 15–20 км продвижения вглубь территории Украины за полтора года — это не просто позиционная война, это имитация наступления. Более того, сил на фронте у противника не хватает на одновременные активные действия в квадрате 40 на 40 километров и отражение активности ВСУ под Широкино. А это проблемы оперативного уровня, не стратегического. Как и то, что сейчас у него нет ресурсов даже для того, чтобы развить успех под Марьинкой в случае обработки второго эшелона артиллерией. Он не воюет в классическом понимании; это элемент системы давления, прессинга, той самой гибридной войны, а не чистые классические операции против промышленных центров и оккупации территории с населением.

Так вот, украинцам нужно перестать путать политические рычаги и элементы встречного давления с реальным миром. Про Минский формат и мирный план не стесняется говорить даже Байден (я, кстати, получил массу удовольствия от кислых лиц тех, кто год рассказывал про Липецкую фабрику и предателя Петю, а сейчас, как баран на новые ворота, слушает заявления о поддержке украинского правительства и курса от второго человека в США). Американцы уже устали повторять про отсутствие военного решения, невозможность переломить ситуацию поставками летального оружия в Сирии и Ираке, недопустимость эскалации, продолжение поддержки, дежурные мантры о борьбе с коррупцией. Делаете вид, что не слышите этих заявлений с пресс-конференции переговоров в Сочи или в Нормандии — добро пожаловать в Раду, начинайте конспектировать. А вот про мир на бытовом уровне лучше не говорить: он не в нашей власти, не в нашей компетенции, у нас нет рычагов для его достижения, ручку кровавого патефона продолжает вращать Путин. Мы не можем нанести решительного военного поражения «Л/ДНР» — РФ в ключевой точке всегда сосредоточит больше батальонов, дивизионов или танковых рот, это будет именно та соломинка, ломающая спину верблюду. На фоне вялотекущей сирийской кампании, массы учений и ведущейся КТО на Кавказе элиты РФ могут маскировать и «размазывать» любые потери, да и российское общество традиционно не очень чувствительно к ним (проверено 40 000 жизней в Чечне и отказами от пленных в результате кампании в Украине).

Так вот, достигнуть мира — невозможно. Такой вот парадокс. Чтобы получить мир и не поцеловать сапог хана, мы должны превратиться в военный лагерь, милитаризоваться до предела, построить стену, ПВО на востоке, а любое обострение должно заканчиваться, как под Марьинкой — сотней-другой перемолотых в фарш боевиков. Удавка экономики должна стягиваться с каждым месяцем, предприятия перевозиться вглубь страны, моногорода эвакуироваться вместе с промышленными мощностями. В идеале 10–20 км до сепаратистских анклавов обязаны превратиться в полосу сплошной инженерной обороны с единой системой огня, минные поля и постоянную АТО против диверсантов с пропусками, комендантским часом и военными администрациями. Всё, о чём я говорил прошлой зимой (продолжающиеся мобилизации, суррогатные части, моторизованные бригады, снятие Д-20, «Дашек» и «Максимов» с консервации, ЗУ 23\2 на тягачах), случилось. Всё это с одновременным созданием нескольких механизированных «пожарных» групп (на роль которых выбрали аэромобильные войска) — им сейчас выделяется максимум новой техники, внимания и учений. Никаких профессиональных армий и контрактников с зарплатой тысячу долларов, как любят ездить по ушам популисты, обнаружено не было. Это не мод имени бабы Ванги, а упрямая логика войны и экономики. Сейчас нам приходится срывать бригады с фронта, ставить на их место наспех сколоченные моторизованные части, проводить слаживание и восстановление боеспособности, в ручном режиме усиливать их огневую мощь танковыми ротами и дивизионами артиллерии, а только потом начинать создавать в тылу систему подготовки с новыми инструкторами, которых готовят в Польше, Прибалтике, да и в Украине (в Яворове, в Центре разминирования). Пятилетний план для перевода ВСУ на стандарты НАТО привязан в том числе и к подготовке молодых офицеров; процесс это не быстрый, тем более зная украинские реалии и сопротивление системы.

Главное же, что обычные граждане должны делать на фоне продолжающейся войны — избавиться от своего вечного инфантилизма. Что такое инфантилизм? Например, желать мира, когда решение от тебя никак не зависит. Или удивляться, что в центре Киева бросают гранаты под стенами Рады и АП, когда из зоны АТО через все блоки можно запросто провести гору стрелянных тубусов и багажник ни разу не откроют. Странно, что АП просто не превратили в груду руин, поставляя гранатомёты через Чернобыльскую зону, а боевиков — автобусом через Беларусь. Нас пока спасает то, что наши противники вылеплены из того же кривого теста. Год ныть об оружии, которое злая Америка не хочет дать, потому что сменяла нас на Сирию — диагноз инфантилизм. Да нет, сука, никакого волшебного оружия, которое может переломить ход позиционной войны в застройке. Даже знаменитые «Дротики» от секты «свидетелей JAVELIN» — это только возможный рост потерь атакующей БТТ, поэтому при первых пусках на блок будут высыпать не 10 тонн условных снарядов, а сразу 20 (Россия, щедрая душа, может себе позволить). А 122-мм входящему всё равно что рвать в клочья, прошивая блиндаж в три наката: генератор, обычный боекомплект или не имеющие аналогов «Дротики», которыми бредят патриоты в сети. А, значит, нам нужно разворачивать их во втором эшелоне, формируя команды охотников — с отличной связью, моторизацией, хорошими дальномерами и тепловизорами, беспилотными аппаратами. А чтобы противостоять нарастающим артиллерийским ударам на передовой, понадобятся бункеры из бетона, постоянное инженерное оснащение в первой линии и эффективная контрбатарейная работа.

Что мы там создаём вот как уже с весны? Линию бетонированных ВОП, получаем две дюжины радаров за год, принимаем лёгкую автомобильную технику и десятки специальных инженерных машин, рации, тепловизоры, осваиваем БПЛА для поставки весной. А в бюджете на 2016 год США выделяют нам ПТО на вооружение. Это называется военное планирование. Эволюция. Дарвин в чистом виде. Развиваешься и выживаешь. А вот обещать поставить 130 «Дозоров» в 2015 году, а сделать 10, но так и не отгрузить их — чистый инфантилизм. Нужно честно признаться: ни один контракт, включая тайский, иракский или в ВСУ мы не сдали вовремя. Было время, когда БТР-4 было проще не принимать, чем принимать, а «КрАЗ» штрафовали за сроки — это в самый разгар войны. Мы должны или реформировать наше производство, или строить реальные планы, всё остальное — попытки спрятаться от монстров под одеялом.

Мы, вообще, любим прятаться под ним. Запад и Япония снова прислали сюда почти миллиард кредитных гарантий, траншей и целевых программ, МВФ меняет правила, чтобы мы избежали дефолта, а не самые последние политики и СМИ продолжают нести бред о том, что союзники от нас устали. Не одно СМИ не наказано за тонны грязи и бреда, вылитого на армию, журналисты продолжают давать советы НГШ, а волонтёры — назначать руководителя ССО. За полтора года войны минимальной военной цензуры не замечено. Я честно не знаю, чья партия победит — Муженко или та, чьими рупорами служат бесконечные рассказчики о Кривоносе. Но только дети могут думать, что Запад, поставляющий сюда оборудование на полмиллиарда в год, советники НАТО и те, кто создавал стратегию активной обороны на востоке под прикрытием Минска, продолжили бы держать на должности некомпетентного НГШ. Инфантилизм — это даже то, как люди распинаются о медленно идущих реформах в Украине, продолжая привычно получать заработную плату в конверте, уклоняться от налогов, рисовать левые цены на посылках и покупать больничные.

Пора взрослеть. Пора заканчивать притворяться государством. Пора прекращать верить в простые решения. Пора перестать быть святее Папы Римского в социальных сетях и выходить из роли жертвы. У нас есть только один путь — эволюционный. Мечтать о мире, упавшем с неба, фантазировать о сотнях «Дозоров» и планировать закончить войну в обозримом будущем — непозволительная роскошь в нашей ситуации. Сейчас Украина находится в роли Южной Кореи, объединённой Германии или Польши — форпост Запада и его образа жизни. Сюда идут и ещё будут идти миллиарды долларов, сотни единиц техники, инструктора, программы ЕБРР и трастовые фонды. Такого шанса не было со времён рождения Второй украинской республики. Заметьте, никто не просит от нас нечеловеческих жертв — сутками крутить танки на заводах, получать карточки на паёк или сотнями тысяч призываться в армию. Никто особо не затягивает гайки, до сих пор может спокойно избегать налогов или знает, как получить отсрочку. Просто пора взрослеть. Вылезайте из-под одеяла. Под кроватью нет никаких монстров. Чудовищ вообще нет, кроме нашего страха, глупости и лени. Впереди долгий, кровавый и тяжёлый путь; на нём не будет мира, упавшего по щучьему веленью, и людоедов по соседству, ставших вегетарианцами. На нём будет много страдания и боли — это стратегия огромной 140-млн страны севернее нашего государства. Эту непростую дорогу в своё время прошли Польша, Финляндия, Грузия и Молдова. Пройдёт и Украина. Последняя империя Европы рано или поздно закончит свой распад.

Мы на правильном пути, главное — не свернуть с него и в очередной раз не сломать всё самим. Мир не упадёт с неба. Мы вырвем его для нашей страны. Мы победим!

Автор: Кирилл Данильченко ака РонинЯ ЄСТЬ НАРОД

Использован материал с открытых источников : http://petrimazepa.com/ronin.html

Top
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus