Полного расследования Иловайской трагедии не будет — командир батальона «Кривбасс» | MILITARY NAVIGATOR
cffee7ab398b91fbcf269621d75af353

Полного расследования Иловайской трагедии не будет - командир батальона "Кривбасс"

44-летний Александр Мотрий - кадровый военный, полковник запаса ВСУ. 683057_w_300

С 1 июня 2014 участвовал в АТО на территории Донецкой области. Командовал 40-м батальоном территориальной обороны "Кривбасс", который выходил из Иловайского котла. Через год его демобилизовали. Занимается волонтерской помощью бойцам в зоне АТО.

Как оцениваете ситуацию сейчас на фронте?

- Как тяжелую. Враг подтягивает войска к границам и на прифронтовую территорию. Силы Российской Федерации усиливают сепаратистов. Обстановка нагнетается.

Почему политики об этом молчат?

- Потому что мы снова пришли к тому, что вооруженными силами начинают командовать журналисты, люди, которые не компетентны в этих вопросах. Поднимают панику, когда мы должны бороться за каждого солдата. Да, не все сразу получается. Но зачем делать так, чтобы над нами снова смеялись и говорили, что у нас все голые-босые? Это неправда. Обеспечение, топливо есть, форму дают, машины ездят. Журналистов допускают на позиции, они пишут, не понимая, и виноваты оказываются офицеры.

Много появилось "участников АТО". Обстановку в Генштабе не оценивают адекватно, не выезжают на позиции для оценки ситуации. Минск - 2 не работает. Обстрелы как вели, так и ведут.

Кому выгодно замалчивать истинное положение дел - президенту?

- Да нет, не думаю, что это ему выгодно. Просто ему так докладывают. Но эскалация есть и враг имеет оружие, которого нет в украинской армии. Возьмем последние сводки с полей - у противника есть "Шмели" (реактивный пехотный огнемет "Шмель" - ГПУ.), которых украинская армия не имеет. Очевидно, подтягивают технику, отнятую в Крыму. Большой потенциал бронетехники - танков, БТРов.

Что в этой ситуации нужно делать?

- Не надо ждать какого-то супероружия. Если появится оружие под патроны 5,56 мм вместо 5,45, его невозможно будет использовать, потому что к нему не подходят наши боеприпасы. Все ждут "Джавелины" (FGM-148 Javelin - американский переносной противотанковый ракетный комплекс) - ред.), которые будут уничтожать танки. Они нам будут не лишние, конечно. У нас есть ПТУРы (Противотанковая управляемая ракета - ред.), Но они устарели уже. А "Джавелин" пустил и забыл. Ракета ушла, не надо ее наводить, сопровождать. Нашим специалистам, чтобы научиться, достаточно месячных сборов - и в атаку, вперед. С другой стороны, если мы получим это оружие, будем жечь их танки - не использует ли Россия против нас авиацию? А противовоздушная оборона у нас слабенькая.

Но главное, чтобы вера в победу не умирала. У нас достаточно собственных сил. Наши солдаты прошли бои и получили необходимый опыт. Надо грамотно задействовать эти силы. Смотреть, что происходит на флангах, где возможно окружение, а где — невозможно. Наращивать в нужных местах силу и технику.

С другой стороны, в Донецкой и Луганской областях нужно больше говорить об Украине. Чтобы люди подтягивались в украинскую армию, а не становились на сторону сепаратистов.

Вы ездите на фронт с гуманитарной помощью и общаетесь с бойцами. Какие там настроения?

- Хорошие. Готовы идти в бой, защищать родину. И командиры достойные. Помогаем им чем можем - например, возим генераторы, бензопилы - то, что необходимо. Ведь большие бревна не распилишь ручной пилой.

Сейчас помогаем девяносто 93-й, 53-й, 54-й, 28-й бригадам. Это касается как посильной помощи в зоне боевых действий, так и помощи демобилизованным. В нашей волонтерской группе есть юристы, которые помогают ребятам с получением участков земли, подтверждением статуса участника боевых действий. Важная тема - награждение личного состава. Тех, кто в свое время совершил подвиг. Об этом мало говорят.

Наградить - это прежде всего показать, что о герое помнит родина. Надо почитать как погибших, так и тех, кто остались живы. Тогда только мы сможем воспитывать патриотизм у наших детей. Ребенок должен знать, что у него отец патриот, который в свое время выполнил свой долг.

Мы второй год воюем, а еще есть необходимость в волонтерской помощи. Почему так?

- Когда я начинал служить лейтенантом в 1989 году - в боксах стояла техника, загруженная боеприпасами, заправленная топливом, был залит антифриз. Вся она была подключена к микротокам - то есть аккумуляторы были заряжены. А когда уходил со службы, техника не была укомплектована на 50 процентов. Антифризом хорошо, если на 10 процентов была заправлена, микротоков не было. Куда все девалось - непонятно. Это если коротко о состоянии оснащения.

Армию сознательно разрушали?

- Однозначно. Всю ответственность перекладывали с низшего на высшее звено. Сейчас имеем ситуацию, когда на 40 процентов войска недоукомплектованы командирами взводов и рот. Должны приходить с военных кафедр, но их закрыли. Профессионально командовать и принимать решения в общем некому.

Вы выводили людей из Иловайского котла. Окончательного расследования той трагедии так и не провели. Почему?

- Полного расследования и не будет. Наверное, в этом кто-то заинтересован. Как можно обвинять 40-й батальон (который попал в котел. - ред.), который находился на переднем крае, не имея достаточной поддержки танками и БМП? В таких условиях очень сложно отступать. Когда начинается паника, удержать оборону тяжело. Мы выходили из третьего кольца окружения русских войск на автобусах и побитых машинах, в составе 78 человек.156144

40-й батальон вообще в то время должны были вывести на ротацию. Мы с самого начала находились в секторе Д. Потом по неизвестным причинам, за неделю до ротации, оказались в секторе Б. До этого мы, как батальон территориальной обороны, несли службу на блок-постах. От ближайшего было 2 км до российской границы. Поступил приказ занять взводные опорные пункты. Когда мы рассредоточились по ним согласно приказа, то у нас все тылы остались открыты. Мы осуществили 12 штурмов. Все - неудачные, потому что враг за время перемирия хорошо закрепился. Там были ДОТы, оборудованные пулеметами "Утес". Я это все видел собственными глазами, сам выходил на броне. Мои солдаты могут это подтвердить. Ошибки и истинные цели той операции никто не захочет открывать.

Можно было уменьшить потери при выходе?

- Выходили с потерями, потому что дорога простреливалась. Это означает, что из любой точки видна техника. Легко наносить удары минометами и "Градами". Постоянно накрывали "Ураганами". Ночью могли подойти диверсионно-разведывательные группы и заминировать дорогу. Раненых в моем 40-м батальоне было 137 человек. Еще до того, как попасть в окружение, ранены были 43. Убитыми потеряли 39. До 40 попали в плен при выходе. 15 до сих пор считаются пропавшими без вести. Бойцы батальона также захватили в плен 11 российских десантников. Потому что первыми в бой, в непосредственный контакт с врагом вступил именно 40-й батальон.krivbass-40

Затем был Дебальцевский котел. Его можно было избежать?

- Да, это очевидная ошибка. Когда туда заходили подразделения, встали на старые подготовленные позиции. Ими ранее пользовался батальон "Киевская Русь". Со стороны сепаратистов эти точки были пристреляны. Противник знал все координаты, где что расположено. Надо было просто изменить расположение опорных взводных пунктов. Сдвинуться, обустроить запасные и ложные позиции, иметь пути отступления. И если в обороне пробили дыру, то на этот случай надо иметь запасной вариант и выход. Чтобы действовало ударное звено, которое находилось в запасном районе. Чтобы оно могло выйти и отрезать врагу путь.

Источник: http://gazeta.ua/

Top
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus