Офицер «взял на себя» 19 крупных осколков и с десяток мелких | MILITARY NAVIGATOR
na_page_06_image_0001_2

Офицер «взял на себя» 19 крупных осколков и с десяток мелких

О награждении орденом Богдана Хмельницкого III степени Андрей Верхогляд узнал от своего врача.
na_page_06_image_0001_2
«Как только наши бойцы зашли на позицию «Алмаз», сразу заработал вражеский миномет. Он ударил лишь трижды. Первая же мина противника унесла жизни троих ребят — капитана Андрея Кизила, младшего сержанта Владимира Бальченко и солдата Дмитрия Аверченко», — вспоминает события 29 января этого года лейтенант Андрей Верхогляд, в то время командир взвода, державшего оборону в районе Авдеевской промзоны

Ему всего 21 год, а он уже командир роты. Дед, отец и брат Андрея военные, этим-то и объясняется выбор парня. Год назад он закончил обучение в Национальной академии сухопутных войск имени гетмана Петра Сагайдачного. В первые дни после получения офицерского звания попал в район боевых действий. Реально ли это? Когда идет война — да. Поэтому и отправился в 72-ю бригаду, подразделения которой сражались на Мариупольском направлении.

— Чтобы получить настоящий опыт, я решил пройти все ступеньки военной карьеры — так, как это и должно быть в жизни боевого офицера. Мы с товарищем приехали в штаб бригады, представились. Все как всегда, с той лишь разницей, что в тот же день выехали в Волноваху, где нас уже ждали. А там, после того как нам выдали бронежилеты и шлемы, — сразу на передовую, — вспоминает Андрей.

Через полгода офицер был ранен и ему пришлось на два месяца оставить подразделение.

— Граната, выпущенная из СПГ, разорвалась в нескольких метрах. Я «взял на себя» 19 крупных осколков и с десяток мелких. В течение месяца из меня их вытаскивали военные хирурги. Не задело только левую руку и ногу. Почти все осколки извлекли, кроме четырех, которые теперь мои навсегда, — шутит парень.

Уже в конце января подразделение лейтенанта Верхогляда отражало атаку диверсионно-разведывательной группы противника невдалеке от Авдеевки. Тогда по нашим бойцам лупила вражеская артиллерия. Чтобы выйти из-под обстрела и обезопасить бойцов, было принято решение продвинуться на позицию «Алмаз», где когда-то находился вражеский опорный пункт.

— Выход из-под обстрела возглавил капитан Андрей Кизил. Сначала двигались по посадке, потом пробежались по окопам заброшенного противником ВОПа, от которого почти сплошная траншея вела к «Алмазу». Правда, на середине она обрывалась, поэтому метров 100 надо было бежать по открытой местности. Рискованно, однако не так опасно, как в посадке, где можно было нарваться на вражескую растяжку, — говорит Андрей Верхогляд.

Ближе к «Алмазу» бойцы разделились на несколько групп, каждая из которых сосредоточилась на своем направлении, а одна закрепилась в траншее.

Помню, что первые блиндажи осмотрели очень быстро — там никого не оказалось, а последний служил врагу складом для боеприпасов, и в это время в нем начал детонировать боекомплект, — вспоминает Андрей. — Мы сначала даже подумали, что противник снова начал штурм. Именно на этой позиции находился вражеский секрет, состоящий из нескольких человек. Но когда они поняли, что к чему, то быстро убежали.

По радио я вышел на Кизила и доложил, что ВОП под нашим контролем. Капитан в то время руководил другой группой, находившейся неподалеку. Пока он подходил к нашей позиции, мы оказывали первую помощь раненым.

Поступило сообщение, что враг готовится к штурму. Верхогляд приказал оставаться на месте, закрепиться и помогать другой группе отражать атаку российских оккупантов.

— Тем временем Вова Бальченко нашел длинную палку и поднял над ВОПом флаг Украины — как раз напротив дорожной развязки. Говорит: «Пусть смотрят». Как только мы зашли на «Алмаз», сразу заработал вражеский миномет. Он ударил лишь трижды. Первая же мина унесла жизни троих ребят. На холме стоял Андрей Кизил, в траншее — Вова Бальченко, справа от него — Дима Аверченко. Мина легла как раз между ними. Вторая прилетела в посадку. Третья — вообще неизвестно куда. И только первая легла туда, куда не надо было...

Начался вражеский штурм. Противник приближался по траншеям со стороны развязки. Огонь был настолько плотным, что мы не могли даже забрать наших погибших бойцов.

— Российские оккупанты подходили к нам, обстреливали, мы им отвечали из всего имеющегося под рукой арсенала, и они уходили. Так повторялось раз за разом. Там была ужасная мясорубка. Погибших мы смогли вытащить только через три часа. И это все — под бешеным обстрелом, — рассказывает Андрей. — Позже начали эвакуацию контуженных, раненых и получивших обморожения. Под вечер интенсивность штурмов значительно уменьшилось — противник наконец-то понял, что потерял много людей.

Зато наших бойцов стали очень точно обстреливать 152-миллиметровым калибром. Судя по всему — с территории детского дома в центре Ясиноватой. Траншеи на глазах равнялись с землей. А потом к тяжелой артиллерии присоединились и минометы.

— Ночью не спали, потомучто вероятность очередного штурма со стороны противника была достаточно высокой, — продолжает Андрей. — В кромешной темноте было видно, как заполыхало в небе. Оказалось, что враг ударил с «Градов». Первый пакет лег прямо туда, откуда мы ожидали штурма, второй и третий залпы прилетели уже к нам. А наутро снова проснулась САУшка из детдома, по которому огонь в ответ, конечно, мы не открывали. Когда у самоходки заканчивался боекомплект, на ее место приезжала другая. И так непрерывно в течение нескольких часов.

Утром наших ребят начали менять. Бойцов выводили группами по несколько человек: трое выходят — трое заходят. Андрей Верхогляд оставил позицию только вечером 30 января. Отоспался — и снова назад. Так пришлось «дежурить» почти неделю. Только после этого на позицию зашло другое подразделение бригады.

О награждении орденом Богдана Хмельницкого III степени Андрей Верхогляд узнал от своего врача, который поздравил молодого командира с наградой. Впрочем, героем парень себя не считает. Он убежден, что такой награды достоин любой из офицеров бригады.

Ярослава ЗОРИНА, «Народна армія»
http://www.mil.gov.ua/

Top
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Система Orphus