Мощнейшее оружие во время войны — это ложь (пропаганда) | MILITARY NAVIGATOR
11065551_619983001465293_458462035499976157_n

Мощнейшее оружие во время войны - это ложь (пропаганда)

Сегодня, когда несколько десятков войн полыхают в самых различных уголках планеты (в Украине, на Ближнем Востоке, в Африке...), мы являемся свидетелями того, как военная ложь правящих кругов различных государств и их пропагандистов не только следует старым испытанным образцам, но и стала еще наглее и изощреннее. Публикуемые отрывки из книги британского дипломата Артура Понсонби посвящены пропаганде периода Первой мировой войны. Желающий с легкостью обнаружит параллели между милитаристской пропагандой прошлого и настоящего.0000038135-dmitrij-kiselev-propaganda

О силе пропаганды и технологии "распятых мальчиков" в книге Артура Понсонби "Фальшь в военное время/Ложь во время войны" написанной в 1928 году по следам Первой мировой войны:111 (страны-участницы потеряли убитыми более 10 млн солдат и около 12 млн мирных жителей, около 55 млн человек были ранены)

Ложь — признанное и в высшей степени полезное во время войны оружие. Поэтому каждая страна широко пользуется ею для того, чтобы обмануть свой народ, склонить в свою пользу нейтральные страны и ввести в заблуждение врага...

Во время войны психологический фактор имеет такое же важное значение, как и военный. Дух гражданской части населения нужно так же поддерживать, как и дух солдат. Министерства военное, морское и авиации занимаются организацией материальной части войны с точки зрения военной. Необходимо создать органы, которые занимались бы организацией войны с точки зрения: психологической. Никогда нельзя допускать, чтобы народ падал духом. Поэтому победы должны быть раздуты, а поражения, если их нельзя скрыть, по крайней мере смягчены. "Пропаганда" должна упорно и настойчиво внедрять в душу ненависть, возмущение и отвращение...

Весьма существенно при этом качество лжи. Нужна тонкая ложь для интеллигенции и более грубая для массового потребления...

“Немецкие зверства”

Многочисленные рассказы о “немецких зверствах”, которых не было возможности ни подтвердить, ни отрицать, являлись одним из средств восстановления масс против немцев.

Нитти, бывший премьер-министр Италии во время войны, пишет в своих воспоминаниях:

“Чтобы мир узнал правду о настоящем кризисе Европы, необходимо еще и еще разрушить легенды, которые появились на свет в целях военной пропаганды. Во время войны Франция сообща с другими союзниками, в том числе и с нашим правительством, пустила в ход самые нелепые басни, чтобы вызвать воинственный дух у наших мужчин. Немцам приписывали жестокость, чтобы разжечь в нас кровь. Мы все слышали рассказ о бельгийском ребенке, руки которого были отрезаны гуннами. После войны один американец, который был под сильным влиянием французской пропаганды, послал в Бельгию человека с поручением назначить пенсию ребятишкам, которым немцы отрезали ручки. Посланец не мог найти ни одного такого ребенка. Ллойд-Джордж и я, в бытность мою во главе итальянского правительства, произвели подробное расследование с целью узнать правду об этих ужасных обвинениях. Каждое из наших обследований привело нас к выводу, что эти слухи с начала до конца выдуманы”.

“Дитя из Курбек Лоо”

Капитан Вильсон, бывший редактор “Санди Таймс”, рассказал на страницах американской газеты “Нью-Йорк Таймс” в 1922 г. следующую историю об одной выдумке.

“Один лондонский корреспондент “Дейли Мейл” находился в Брюсселе в момент, когда вспыхнула война. Ему прислали телеграмму, что нужны рассказы о зверствах. Между тем в это время не было никаких зверств. Ему телеграфировали вновь, что нужны истории о беженцах. Тогда я сказал себе: “Великолепно, мне не придется беспокоиться”. В окрестностях Брюсселя есть городок, куда я ездил пообедать; право, там очень недурные обеды. Мне сообщили, что туда пришли гунны. Я решил, что там должен быть какой-нибудь ребенок. Тогда я написал душераздирающую историю о ребенке из Курбек Лоо, вырванном у немцев среди подожженных домов.

На следующий день мне телеграфировали, чтобы я прислал ребенка, так как редакция получила свыше 5000 писем с предложением усыновить его. На другой день – что вещи для ребенка наводняют редакцию. Я не мог телеграфировать им, что ребенка нет. В конце концов я сговорился с врачом, работавшим среди беженцев, что ребенок умер от такой заразной болезни, при которой нельзя было даже произвести публичного погребения.

Мы получили известие, что леди Нортклиф устроила ясли из одежд, пожертвованных для ребенка”.

Фотографические фальшивки

Непосвященному может казаться, что есть вещи, к которым можно относиться с безусловным доверием. Это – фотографические репродукции. Никому и в голову не придет сомневаться в подлинности фотографии. Поэтому фальсифицированные фотографии имеют исключительную ценность. Их легче пустить в обращение, чем простой доклад, который может быть раскритикован или опровергнут. Если и будет обнаружено, что фотография сфальсифицирована, то это произойдет много времени спустя.

Производство фотографических фальшивок развилось во время войны почти до степени самостоятельной отрасли промышленности. Все страны занимались этим делом. В Вене одна предприимчивая фирма снабжала фотографиями, изображающими зверства, с пустым бланком для подписи, так что они могли быть использованы для нужд пропаганды с обеих сторон. Но все-таки французы, кажется, достигли в производстве фальшивок наибольшего совершенства.

Приведем здесь описание некоторых фотографических фальшивок.

Немецкая фотография толпы перед дворцом в Берлине 13 июля 1914 г. (до объявления войны) была воспроизведена во французском журнале “Монд иллюстре” 21 августа 1915 г. с подписью: “Энтузиазм и радость варваров” и объяснением, что это – демонстрация в честь потопления “Лузитании”.

Немецкий снимок города Швейдница после русской оккупации был воспроизведен датским иллюстрированным журналом “Иллюстререт фамилиенблад” с подписью: “Французский город после бомбардировки его немцами”.

Фотография немецкого солдата, склонившегося над павшим товарищем, была воспроизведена английским журналом “Уор иллюстрейтед” с подписью: “Наглядное доказательство нарушения немцами правил войны. Немецкий бандит, застигнутый на месте преступления в момент ограбления им русского”.

В 1905 г. было заснято много фотографий еврейских погромов в России. Одна из этих фотографий изображает груду трупов, вокруг которой собралась толпа. Она была воспроизведена во французском журнале “Мемуар” от 14 ноября 1915 г. с подписью: “Преступления немецких орд в Польше”.

“Фабрикация новостей”

В ноябре 1914 г. по случаю падения Антверпена в немецкой газете “Кельнише цайтунг” была помещена следующая заметка.

“Когда разнеслась весть о падении Антверпена, стали звонить в колокола” (в Германии).

Вот какой вид приняла в дальнейшем эта заметка.

Французская газета “Матен”:

“По сообщению “Кельнише цайтунг”, немцы заставили антверпенское духовенство звонить в колокола, когда была взята эта крепость”.

Английская “Таймс”:

“По сведениям “Матен”, полученным из Кельна, бельгийские священники, отказавшиеся звонить в колокола по случаю взятия крепости, лишены права совершать богослужение”.

Итальянская “Коррьере делла серра”:

“По сведениям “Таймс”, полученным из Кельна через Париж, несчастные бельгийские священники, отказавшиеся звонить в колокола, когда Антверпен был взят, приговорены к пожизненным каторжным работам”.

Тот же “Матен”:

“По сведениям “Коррьере делла серра”, полученным из Кельна через Лондон, подтверждается слух, что варвары, захватчики Антверпена, покарали несчастных бельгийских священников, героически отказавшихся звонить в колокола, привязав их головой вниз к колоколу в виде живого языка”.

Органы пропаганды

О том, как был организован “Дом печати” во Франции, рассказывает один “французский редактор” в вышедшей в Америке книге “За кулисами французской журналистики”.

“… Мы сразу пришли к выводу, и вполне основательно, что мало того, чтобы воспламенить массы в пользу войны и изобразить врага как опасного нарушителя мира и самого страшного врага человечества, во избежание ответственности за то, что вызвали ее”. Поэтому “… не прошло и трех дней с момента объявления войны, как Вивиани внес в палату законопроект, который в тот же день был принят обеими инстанциями – палатой и сенатом. По этому закону на организацию мощной пропаганды отпускался для начала пустячок в 24 млн. франков…

“Был организован “Дом печати” – огромное 4-этажное здание, не считая цокольного этажа, в котором помещались печатные станки, и первого этажа с огромной залой…

“Дом” напоминал кишевший муравейник. Люди в спешке приходили и уходили. Подкатывали дрожки, подъезжали элегантные автомобили с жеманными господами. Двести комнат включали в себе мастерские, кабинеты и салоны, где действовали эти великолепные герои, чье мужество возрастало пропорционально расстоянию от окопов. Начиная с подвала и кончая верхним этажом, крытым стеклянным куполом, все было олицетворением пропаганды. В цокольном этаже – машины для печатания и репродукции, под стеклянным куполом – фотохимическая секция. Ее работа заключается главным образом в изготовлении фотографий и гравюр с отрезанными руками, вырванными языками, вылезшими из орбит глазами, открытыми черепами, обнаженными мозгами. Сфабрикованные таким образом картинки рассылаются затем во все части света как неопровержимые доказательства германских зверств…

“В этих же комнатах изготовляются фальшивые фотографии французских и бельгийских церквей, якобы подвергшихся бомбардировке немцев, разрытых могил, сцен разрушения и отчаяния. Инсценировка и декорация этих картин производятся лучшими художниками-декораторами театра…

“Дом печати” был неутомимым гейзером, непрестанно извергавшим ложные донесения с войны, фальшивые вести с фронта и тыла, самую грубую чудовищную клевету на врага, фантастические сказки о гнусных поступках, якобы совершенных им”.

Основные принципы военной пропаганды, которые были изложены британским дипломатом лордом Понсонби в книге «Ложь во время войны» (1928 г. ):

1) Мы не хотим войны.
Главное — убедить людей, что «плохие парни» ненавидят «нас» и уже начали (или готовы начать)
первыми.

2) Война ведется только по вине противника.
Это «другие», «они» начали войну, или мечтают ее начать со дня на день. «Мы» же вынуждены защищаться.

3) Лидер противоборствующей страны — сущий дьявол.
Не обязательно заставлять ненавидеть весь народ, — писал Понсонби. — Надо персонифицировать образ врага, показать своему населению, что глава, руководитель «других» — это душевнобольной, свихнувшийся, продажный человек.

4) Мы боремся за правое дело, а не за наши интересы.
Следует умалчивать, что в каждой войне в первую очередь преследуются экономические цели, подчеркивая лишь гуманитарные причины.

5) Враг целенаправленно совершает злодеяния, мы — только случайно.
Нужно максимально оперативно распространять сведения о жестокостях, совершенных противником, разъясняя, что именно ему свойственны подобные поступки.

6) Враг использует запрещенное оружие.

7) Наши потери незначительны, потери противника огромны.
Во время войны потери в живой силе и технике называют не фактические, а руководствуясь своей выгодой.

8) Представители культуры, искусства и интеллектуалы поддерживают наше дело.

9) Наша миссия священна.

10) Любой сомневающийся в нашей пропаганде — предатель.

Как можно заметить, современные СМИ многих стран мира активно следуют принципам, выработанным почти 100 лет назад.smi-manipulyaciya-demotivator

Источник: politota.d3.ruinsiderblogs.infouainfo.orgru.wikipedia.org

 

Top
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus