Гражданин двух государств, генерал двух армий | MILITARY NAVIGATOR
Georgij-Kalandadze

Гражданин двух государств, генерал двух армий

Георгий Каландадзе – бригадный генерал, экс-командующий вооруженных сил Грузии, бывший начальник Объединенного штаба вооруженных сил Грузии, участник российско-грузинской войны 2008 года и миротворческих операций в Ираке и Афганистане, сейчас советник командующего Национальной Гвардии Украины, инструктор центра подготовки Patriot. Георгий Каландадзе - не просто военный, это человек государственного мышления. Будучи офицером и военным по призванию, Георгий восстановил закрытый и забытый кадетсткий корпус военного училища в Кутаиси. Он был одни из инициаторов создания в Грузии командного центра, оснащенного по последнему слову техники. Здесь было все, что было в мире: беспилотники, симулянты и много другой техники, позволяющей контролировать и анализировать процессы и позволяющей менять ход войны, фактически из одной комнаты. Он рассказал о параллелях между Грузией и Украиной, барьерах сдерживающих «украинское чудо» и о значимых для него людях.

Интервью подготовила Елена СибагатуллинаDSC_0054

Георгий, до 2014 года Вы работали в Грузии, участвовали в судьбоносных для страны процессах. Более двух лет Вы работаете в Украине и также в период кардинальных изменений в стране. Можете ли Вы провести параллели между Украиной и Грузией?

У наших стран очень много общего, в том числе и общее прошлое; Украина и Грузия дружат веками и понимают друг друга без слов. За последние 10 лет в обеих странах произошли значительные перемены. И в Грузии, и в Украине актуальной темой остается коррупция — рак, который губит любое государство. На моей родине масштабная война против коррупции дала большие результаты. Но мы, конечно, находились в худшей по сравнению с Украиной ситуации: в Грузии была война и беспорядки. Грузия значительно упростила условия ведения бизнеса, Украина также преследует эту цель. Но самое важное, что у нас общий враг, которого необходимо ограничить в притязаниях.

Как минимум судя по числу арестованных в Грузии чиновников, государство побороло коррупцию. Как Вы оцениваете антикоррупционные процессы в Украине?

В Грузии была группа людей, которую собрал Саакашвили, и эта группа сработала. Нельзя реформировать, например, только судебную отрасль или только армию — нужен комплексный, системный подход. В Грузии действительно были неполадки, но с энтузиазмом руководителя страны мы смогли многого добиться. Я отлично помню, что было до революции и могу сказать, что изменения кардинальны. К примеру, зарплата военных увеличилась в 5-10 раз. Многие считают, что из-за того, что Украина — большая страна, ее очень сложно реформировать. Но я считаю, что нужно собрать эффективную группу реформаторов.

Почему Вы приехали в Украину? Что повлияло на Ваше решение? Ведь можно было уехать в Европу или благополучно остаться в США или Эстонии, где вы учились военному делу.

Во-первых, это было не личное решение. Несколько военных офицеров встретились в Тбилиси для того, чтобы обсудить события в Украине. Решили, что надо ехать и помогать в сложившейся ситуации. Мы приехали с большим числом грузинских военных, некоторые из которых погибли АТО.

Расскажите об истории взаимоотношений с Центром подготовки «PATRIOT». Как Вы стали его частью? Почему Вы пришли именно в эту организацию? Ведь даже на тот момент существовало очень много других.

В зоне АТО мы встретились с Константином Паршиным. В тот момент он был заместителем командира 129-го батальона и делал все, чтобы этот батальон функционировал на надлежащем уровне. Мы встретились на поле боя. Позже мы оценили ситуацию в Украине, находящуюся в состоянии гибридной войны, обсудили ее перспективы и потребности армии. Мы поняли, что главная проблема на тот момент – в слабой подготовке военных, что нужно срочно обучать тех военнослужащих, которые попали в АТО. Была большая подготовка по секторам: за полтора года нам удалось подготовить более 2000 военнослужащих разных войск, включая Нацгвардию, десантные, сухопутные и другие. С тех пор продолжается наша работа с Центром подготовки «PATRIOT». Процесс подготовки должен быть системным, как это происходит за рубежом: инструкторы обучают инструкторов, а те, в свою очередь, — солдат.

Был ли у Украины шанс сохранить Крым?

У нашего общего врага (и не только нашего — врага половины мира) всегда есть заготовки действий. Это целая система, империя зла, которая все планирует и действует, исходя из ситуации. Если их «партнер» не будет делать то, что им нужно, они будут действовать так, как им выгодно. Я считаю, что это самая настоящая война России против Украины. К сожалению, к началу этой войны украинская военная мощь была доведена до минимума: министерство обороны не было подготовлено, другие структуры тоже.

Украинская армия 2014 и 2016 года. Что изменилось? Вы подготовили в PATRIOT несколько тысяч ребят. Насколько это отобразилось на состоянии армии?

Нельзя сказать, что совсем ничего изменилось — Украина все-таки двигается небольшими шагами вперед. Так, у Министерства обороны появился бюджет, солдаты обеспечены зимней формой, элементарно решили проблему с сухими пайками и так далее. По сравнению с тем, что мы видели в 2014 году, проблем стало гораздо меньше. Конечно, еще нельзя говорить, например, о внедрении закрытой связи, которую я видел в Афганистане, Ираке. Мы хотим больше изменений, и они происходят, правда, медленнее, чем должны и могут происходить.

Вы учились военному делу, в том числе за рубежом. Что больше всего удивило, впечатлило, поразило? Расскажите об опыте в США и Эстонии.

Главное, что я у них увидел и чего не хватает нам — это гибкость системы. Например, для них не является проблемой внести какие-то правки в устав, исходя из текущей ситуации, новых вызовов и опыта. У нас же действуют те уставы, по каким еще я учился в период СССР. После распада Союза Устав просто перевели на грузинский язык. И в Украине то же самое.

Какой должна быть численность обороноспособной армии для Украины?

Отталкиваться необходимо от потенциальной угрозы и делать все возможное, чтобы ее остановить. Если война продолжается и открываются новые фронты, конечно численность армии нужно увеличивать. Однако, важным фактором является состояние экономики страны и лимит военного бюджета. В государственном планировании важно проводить исследования, позволяющие спрогнозировать объем ресурсов для армии.

Ранее Вы говорили о том, что необходимо отправлять военных обучаться за рубежом, имплементировать стандарты НАТО и прочее. Украина делает то, что необходимо? С какими барьерами приходиться сталкиваться?

Главный барьер – системное противостояние реформам. Кроме устаревшего законодательства, сопротивляются и люди, огромное число ретроградов во власти. Они продолжают делать то, что привыкли делать годами. И их можно понять. Но, проводить реформы — это не только сокращать и увольнять людей. В Грузии, например, у нас параллельно с реформами росли зарплаты – то есть человеку обеспечивали достойные условия, но и повышали уровень его ответственности. К реформированию нужно подходить масштабно, учитывая все детали. Конечно, если бы государство больше поддерживало нас увеличением бюджета силовых структур, то проводить реформы было бы значительно легче. Однако, повторюсь, важное место занимает организация системного планирования. Очень важно считать, сопоставлять возможности и потребности и находить эффективные решения.

Для многих в своей стране, да и для многих украинцев Вы являетесь авторитетом, а кто является авторитетом для Вас?

Для меня авторитетом является любой солдат, который защищает свою страну. Мы были в АТО в 23 градуса мороза вместе с сотнями солдат и офицеров. Вот, кто достоин уважения и кто для меня настоящий авторитет.

Хватает ли времени на личное? Чем Вы занимаетесь, кроме Национальной гвардии и центра подготовки PATRIOT?

Не могу сказать, что у меня слишком много свободного времени, но его хватает на семью. Очень хочу выучить украинский язык и думаю, что у меня это получится. Из-за того, что со мной почти всегда разговаривают на русском, стремясь создать для меня более знакомую языковую среду, я пока еще не смог заговорить на украинском языке.

Вы многое сделали для Украины и для Грузии. По сути, Вас можно назвать гражданином двух государств. Где Вы предпочли бы жить? Может быть вообще в благополучной Европе?

Конечно, в Грузии: я там родился и вырос. Предпочел бы жить в моей стране, которую я люблю. Благополучная Европа – это для тех европейцев, которые там живут. А мы должны создать нашу благополучную страну. Потому что это наша земля. Но получится у нас это только тогда, когда мы сможем победить нашего общего врага.

Top
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Система Orphus