Два года после «я никогда…» | MILITARY NAVIGATOR
VysGHYX8BTE

Два года после «я никогда…»

Владимир Звеняцкий – инструктор по тактической медицине Центра подготовки «PATRIOT». Прожив десять лет в Израиле, где служил в вооруженных силах страны, работал в силовых структурах и IT-компании «Intel», вернулся в Украину. Он гордится своей годовалой дочкой больше, чем какими-либо другими достижениями, и не задумывается о том, что такое счастье – оно рядом. Он гордится ребятами, которых готовит. Считает главными мужскими качествами – честь и честность. В людях его покоряет непосредственность, способность смеяться и радоваться, невзирая на обстоятельства.

О том, как принималось решение о возвращении в Украину, отличиях украинской армии от израильской и том, какие же изменения произошли в ВСУ с момента начала войны на Донбассе, Владимир рассказал в интервью нашему изданию.

Вы много учились и работали за рубежом, что вас заставило приехать в Украину?

В самом начале конфликта в 2014 году меня попросили помочь в тренировке нового добровольческого подразделения, которое формировалось в тот момент. Приехал. Плюс, несмотря на то, что 10 лет жил в Израиле, здесь остались мои родители, друзья, родственники.

Насовсем приехали?

Я в своей жизни делал несколько раз оговорки «я больше никогда…», в очередной раз сказав «никогда», я приехал в Украину и здесь живу уже два с половиной года.  Я никогда не видел себя вернувшегося в Украину спустя 10 лет проживания в Израиле. Вернулся-не вернулся… Поживем-увидим, как будет.

Вы работали в IT-компании, почему решили все же связать жизнь с военным делом? Насколько болезненным было это решение?

Очень болезненное решение. После работы в офисе, где все чисто, красиво и приятно, со своим классным графиком, «непотной» совершенно другой работой перейти в военные условия было достаточно тяжело. Но был опыт, в котором было и военное дело.

Сейчас уже привыкли?

Работа, которой я занимаюсь в данный момент, она приносит плоды, которые видно сразу. Когда ты работаешь в большой фирме, где около пяти тысяч сотрудников, ты — частичка, а не большая доля чего-то. Выкладываешься, но в конечном итоге ты не видишь результата своей работы — ты заполняешь какую-то небольшую ячейку. В Patriot я вижу, что конкретно делаю и какие плоды это приносит. Их можно лицезреть, проверить, посчитать, и это гораздо приятнее.

Что меняется в людях на ваших тренировках?

Меняется мышление, меняется психология, меняется подход. Насколько он подготовлен или нет, можно судить только с точки зрения какого-то итогового экзамена, но в конечном счете этим экзаменом станет бой или какая-нибудь военная ситуация. Но очевидно, что меняются принципы и идеалы. Ты видишь людей, которые никогда в жизни не верили, что систему можно победить. А тут происходят изменения: побеждают люди, побеждает логика. И это меняет людей в отношении к жизни, к происходящему, к системе. Раньше никто не верил в Украину, в какие-то изменения. До сих пор мало кто в это верит. А люди, которые оказываются внутри системы, видят разницу. На примере Национальной гвардии: она меняется последний год, и это видно, это чувствуется. Люди, которые входят в эту систему, в какую-то ячейку учебного центра, те, кто приезжает учиться, они видят перемены. Восемьдесят лет ничего не делали. Приезжали в тот же учебный центр и ничего не делали, а тут вдруг все по-другому. Вдруг к ним по-другому относятся. Называют не «эй ты, давай иди сюда», а «не могли бы Вы...» в той же военной структуре, в которой те же советские шапки и штык-ножи для автомата Калашникова.

Как сформировался такой уровень культуры?

Мы стараемся привносить и показывать, что подчиненный - человек, который служит, к нему тоже надо относиться с уважением, потому что от него, в принципе, все зависит. Ты можешь научить его или нет, этих знаний может хватить или нет, но в итоге все зависит от него. От таких вот маленьких человечков.

Как вы сами изменились после приезда в Украину?

Я теперь готов ко всему, наверное. Готов к тому, что ситуация может измениться за секунду, даже если вчера все было распланировано, сегодня может быть с точностью до наоборот.

Расскажите об истории работы с Центром подготовки «PATRIOT». Как Вы стали его частью?

Познакомились в зоне АТО во время проведения разных мероприятий. Для меня было небольшим удивлением, что о тех вещах, о которых я знаю и говорю, здесь никто никогда не слышал. Я, честно говоря, начал поддавать сомнениям свои знания. Потом в «PATRIOT» я встретил людей, у которых есть военное прошлое, хоть и немного другой школы, и мы начали говорить о тех же вещах и стандартах, вдруг стало спокойно. Я понял, что все-таки это нормальное, правильное отношение к военному делу. То, что в Украине нет многих, необходимых для армии вещей, это безответственное отношение к армии.lDYE-lwSdsc

Вы служили несколько лет в израильской армии, работали в силовых подразделениях в Израиле. Украинская армия — израильская армия, назовите пять отличий.

Техника безопасности и поведение с оружием. Тут много всего: начиная с отношения к оружию во избежание дополнительных увечий и заканчивая военной документацией и военными правилами, протоколами, которые должны все знать и, исходя из этого, определенным образом относиться к вещам. Например, была ситуация, когда во время зачистки Мариуполя вдруг среди своих слышится выстрел. И ты понимаешь, что этот выстрел произошел за твоей спиной только потому, что человек ходит с заряженным автоматом, не контролируя его. В Украине, бывает, чистят оружие, не разряжая его, хотя это обязательное правило. Счастье и чудо, что пуля не попадает кому-то в голову.

Организация проведения любых учений. В Украине они, конечно, тоже существуют, просто здесь никто не придерживается определенных правил проведения учебных или не учебных мероприятий. Так вот, в Израиле, Америке очень строго придерживаются этих самых правил, и есть ответственный. В Украине тоже может быть ответственный, но правил не придерживаются. Считают, незачем, ведь раньше все в порядке было. Ну, подумаешь, один раз оторвало кому-то ногу или кто-то погиб, бывает.

Отношение друг к другу. Здесь речь не о дедовщине, о которой снимают всякие репортажи. По общему правилу, командир всегда прав и это не обсуждается. Но при этом могут быть такие вещи, когда приказ командира в ходе какого-то боевого задания начинает обсуждаться. И никто не думает об уместности обсуждения.

Подготовка армии. Любой специалист должен быть подготовлен к профессиональной деятельности. Даже представитель гражданской профессии, например, электрик должен быть подготовлен. В Украинской армии это необязательно: человеку могут просто дать оружие и сказать «иди воевать». Это очень отлично от Израиля. Например, непосредственно перед введением армии на какие-то позиции ты проходишь дополнительные инструктажи, даже за 5 минут до выхода могут вручать какую-то книжечку, в которой будет описано и рассказано, что ты должен делать, или проведен быстрый инструктаж. А при плановых действиях тебя дополнительно готовят за неделю.

Подготовка и планирование операций. В Украине планирование операции может занимать буквально одну минуту, а срочная тревога может длиться минут 40. В Украине можно готовиться, приехав в населенный пункт и стоя на дороге, расстилая карту на капоте машине.

Самое важное: отношение к всему, что делают.IH7Xwg7oKBU

В Израиле женщины военнообязанные. Это правильно, по вашему мнению? И можно ли, нужно ли эту практику применять?

Израилю это было нужно в определенный момент. Может, для Украины такое положение вещей не будет правильным, потому что не привыкли и не были в той ситуации, в которой находился Израиль, когда всем надо было вставать и идти служить. Но в Израиле это до сих пор работает, и это даже дает какой-то толчок тем людям, которые прошли подготовку, в плане взросления и понимания вещей.

Что бы вы сделали, если бы Вам дали неограниченные полномочия по реформированию армии?

Надо переписывать устав, переоснащать армию. В Украине есть нецелесообразные вещи. Например, во время войны в частях до сих пор занимаются строевой подготовкой: тянут ножку, маршируют, ходят по плацу в течение 2-3 часов. Это может быть даже наказанием за какой-то проступок. Это дико. Я за всю свою службу в Израиле занимался строевой подготовкой максимум часа два перед какими-то награждениями. Для этой цели есть определенные войска. А здесь ты видишь очень часто солдат, которые бьют в барабаны и тянут ножку во время того, как сотни людей гибнут. Здесь перед приездом начальства красят бордюрчики, ставят флажки и так далее. Вы видели где-то за границей белые бордюрчики и деревья? У нас этим вся страна весной занимается.

Можно ли заимствовать устав у других стран?

Вы можете в принципе надеть мою одежду, но, скорее всего, она не подойдет. В моих ботинках вам будет лучше, чем босиком, но бегать не сможете. Есть стандарты, на которые можно ориентироваться, но скопировать и поставить к нам — нет.

Для многих украинских солдат Вы являетесь авторитетом. А кто является авторитетом для Вас?

Я очень стараюсь быть авторитетом. Одно из правил, которое я вынес из израильской армии: командир должен выступать личным примером во всем. В школе у меня был учитель, который источал вселенское добро, он все делал правильно, красиво, человечно. Это человек, которого я никогда не видел злым.

Вы работали и учились в разных странах, где хотели бы жить?

В благополучной стране. Хотелось бы в благополучной Украине.

Top
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Система Orphus