Чтобы спасти побратимов, «Спартанец» пошел к боевикам и попал в плен | MILITARY NAVIGATOR
2409_151949

Чтобы спасти побратимов, «Спартанец» пошел к боевикам и попал в плен

Анатолий Свирид с позывным «Спартанец» стал одним из последних украинских воинов, который видел донецкий аэропорт. После тяжелых боев, когда почти ничего не осталось, несокрушимый «киборг» пошел на переговоры с террористами. Он спас раненых собратьев и попал в плен. Такой ценой он спас жизни своих собратьев.
be04f4ad93c896e369d39b770df39930a8d3cc11
«Спартанец» впервые попал в Донецкий аэропорт в декабре 2014-го, тогда был на позиции «Зенит». Там получил ранение, контузию и больше недели провел в Днепровском госпитале. Однако старшина все время думал о том, чтобы поскорее выздороветь и вернуться на аэродром. «Я знал, что будет заезд моей роты на терминал. Поэтому спешил вылечиться. Ведь там мои ребята и я должен быть с ними», — говорит Свирид.

И уже в ночь на 19 секущая Анатолий таки вернулся к ДАП. Наши «киборги», которые находились в аэропорту, вспоминают, что уже не надеялись, что до них кому удастся прорваться через плотные обстрелы российских оккупантов. «И это была для нас очень важна моральная поддержка. К нам хоть кто-то приехал. Просто мы уже ни на кого не надеялись. А „Спартанец“ попал со мной на один пост, — вспоминает участник АТО Станислав Стовбан. — В аэропорту проходил уже „тихий ужас“. И Свирид всегда реагировал на все спокойно, взвешенно. С холодной головой».

19 января терминал, на котором еще развевался украинский флаг, боевики подорвали впервые. Как выяснилось позже, против «киборгов» применили более 700 килограммов тротила. Следующий день был еще один взрыв. Намного сильнее.

«После взрыва я очнулся вниз головой. Чувствовал, что кровь заливает лицо. Удалось освободиться и начал разбирать завалы и доставать из-под них ребят. Слышу кто-то кричит: „Добей меня!“, „Где моя рука?“... Это самое страшное на войне, ведь ты видишь и слышишь как умирает твой собрат, а помочь никак не можешь», — говорит Свирид.

Многих армейцев удалось достать из-под завалов, и с 9 тяжелораненых до утра дожили только четверо. Ни радиостанций, ни боекомплектов, ни медицинских средств у ребят не было. Все осталось погребенным под обломками. Так же не было и времени на размышления. Раненые бойцы от потери крови и сильной боли начали терять сознание.

Чтобы спасти своих собратьев Анатолий решает пойти на риск: «На утро я решил выйти на переговоры с нашими „оппонентами“, чтобы договориться и спасти по крайней мере тех, кто еще остался жив».

Без бронежилета, который пришлось снять из-за ушиба ребер, с раздробленной правой рукой, с осколками в ногах «Спартанец» направился в логово врага. Там его ждали более 30 террористов. «Они согласились пойти на уступки. И исполнили почти все мои условия кроме той, чтобы дать мне связь и я мог вызвать наших врачей. Они отправили своего врача, который обколов обезболивающим моих ребят. И вот собственно Стасу там спасли жизнь, потому что он уже почти «отъехал», — говорит Свирид.

«Я очень ему благодарен, ведь насколько мне известно, у меня была очень большая потеря крови и мне оставалось недолго. И Свирид пошел на переговоры с боевиками и так спас нас», — говорит Станислав Стовбун.

И боевики не отпустили Анатолия и он попал в плен. В то время, как мир узнал о судьбе аэропорта, жена «киборга» Оксана отправилась на восток Украины спасать любимого. Однако уже в Горловке российские наемники и ее берут в плен, потому что решили, что женщина является хорошо подготовленным разведчиком. У террористов не было жалости ни к кому, они били ее, словно перед ними находится мужчина, а не женщина.

Чтобы освободить из плена Оксану, подключился Центр освобождения пленных ОО «Офицерский корпус». Эта миссия прошла успешно и женщине даже позволили повидаться с мужем.

«О чем говорили с женой, если честно, уже и не помню. Она привезла три мандаринки. А для меня это значило много! Здесь, на мирной территории, это как не существенное, а там даже глоток воды бесценный», — говорит Анатолий.

Сразу после свидания с мужем Оксана поехала домой. Анатолий вернулся из плена только через месяц. На него еще ждали многочисленные операции и долгая реабилитация, но уже на свободной от боевиков земле, при поддержке друзей и семьи.

«До войны военные тосты говорили типа „Будем жить!“. Но тогда никто не понимал до конца значение этого высказывания. Такая себе очередная фраза. А вот теперь, когда война, — эти слова стали довольно сильными. Поэтому будем жить!», — говорит «Спартанец».
Сергей Жуковский

http://www.mil.gov.ua/

  • Вася Тюбетейкин

    Респект братухе...

Top
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Система Orphus