«Бродяга», вы — красавчики!» | MILITARY NAVIGATOR
5495_p_08_img_00011

«Бродяга», вы — красавчики!»

От ювелирно-точного огня гранатометчиков, которые защищают Украинские позиции под Авдеевкой, боевики в эфире воют
5495_p_08_img_00011
Той ночью пророссийские боевики по только им известной логике вели сосредоточенный артиллерийский и минометный огонь только по одному из флангов линии нашей обороны под Авдеевкой. Днем, несмотря на «режим тишины», боевики сами попросили, они по очереди обстреливали все подразделения. А сейчас без устали лупят минами и снарядами только по позициям одного из них: очевидно, тот им особо донимает.

С офицером одной из рот белоцерковской бригады мы два часа в лунном сиянии наблюдаем за дуэлью собратьев с врагом. Подразделение, в котором мы находимся, не имеет возможности помочь соседям, поэтому офицер лишь тихонько ругается и внимательно слушает эфир.

Наконец канонада затихает, а к командиру прибегает офицер и докладывает: «У соседей двое «трьохсотих», один очень тяжелый...» Все присутствующие имеют там друзей, поэтому до рассвета мы почти не закрываем глаз.

Утром добираюсь в  Авдеевку и сразу выхожу на связь с мужчиной, о котором ночью беспокоился, — сержант с позывным «Бродяга». Слышу в трубке его голос и чувствую облегчение. «Володя, — спрашиваю, — «трехсотые» ночью у тебя были? А ты сам как?» Тот отвечает, что «тяжелый «трехсотый» — из его взвода, а сам он ничего. Договариваемся о встрече в городе, потому что там он имеет  дело.

Делом «Бродяги» в Авдеевке стала помощь стареньким супругам в частном секторе города. Гранатометний взвод Владимира взял под свою опеку осиротевших бабушку и дедушку.

На потрепанном уазике 1987 года выпуска приезжаем к их дому. Дома слева и справа от нее без крыш и густо испещрены большими осколочными пробоинами. Двухэтажное дачное здание позади выгорело дотла.

Русскоязычные старики почти не ходят, помочь им, помимо наших бойцов, больше никому. Разгружаем  хозяевам гостинцы: крупы, хлеб, яйца, колбасу, которую купил «Бродяга». Владимир расспрашивает бабушку Светлану об еще каких-то потребностях, обещает помочь. Потом Володя начинает мне рассказывать историю своего случайного знакомства с супругами. Вдруг где-то вблизи позиций его взвода начинается стрельба, раздаются взрывы. Прыгаем в машину, несемся туда по ухабам и извилистым путям.

Спрятав УАЗ в укрытие, быстро идем к позициям взвода. «Кто войну начал?» — на ходу обращается к чатового «Бродяга». «Ну не мы же, конечно», — чуть не обижается совсем молодой боец. Идем дальше, минуя частые свежие воронки и разбитые минами и снарядами дома. Вообще местность похожа на лунный ландшафт, и я не удерживаюсь, чтобы не спросить: «Володя, сепари здесь по «площадям» бьют?» Тот смеется: «Не могут нас нащупать, вот и бьют  наугад. Но настоящие позиции для стрельбы моих мальчиков достать трудно. Разве что случайно, как вчера. У Сергея Климчука сразу две мины упали».

Подходим к наблюдательному пункту взвода.

И, как на заказ, «Бродяга» получает по рации команду на готовность к ведению огня. Сержант дублирует команду подчиненным, которые уже бегут в своих гранатометов. Над нашими головами начинают свистеть пули, а впереди вырастает первый «гриб» артиллерийского разрыва.

В течение сорокаминутного обстрела промзоны взвод так и не получает команды открыть огонь. Володя объясняет: комбат никогда без нужды не раскроет наши новые позиции. Взвод имеет четко определенную систему подготовленного огня и только свои цели. Если команды не было, то, значит, целей для стрельбы средствами взвода в батальоне сейчас не обнаружили, а ребята на «нулях» справляются сами.

Знакомлюсь с ребятами, возраст большинства из которых не превышает 26 лет. Наводчик станкового противотанкового гранатомета Максим Корякин отказывается ехать в отпуск, пока не отработает четыре новых цели для взвода, которые начали донимать ребятам на «промке». Он — один из многих «ювелиров» взвода, которые умеют «раздевать» БМП и танки противника, уничтожая их приборы наблюдения и активную броню, после чего уничтожают их другими средствами поражения. 19-летний Ваня «Богун» отказался возвращаться в пункт постоянной дислокации после выхода такого распоряжения для бойцов, которым не исполнилось 20 лет. Ребята хвастаются своими наградами и наградами «Бродяги», у которого их целых шесть, с орденом «За мужество» III степени включительно.

«Бродяга» начинает рассказывать, что восемьдесят процентов его подчиненных в состоянии положить очередь из АГС просто в сепарськие окопы на расстоянии свыше километра, и это они доказывали в боях не один раз. Тут в землянку командира забегает боец Роман с позывным «Адвокат» и радостно кричит: «Климчук сам позвонил из госпиталя! Уже очнулся, спрашивает, остальные ребята в порядке».

...«Бродяга» с одним из собратьев колдуют над своими картами: сверяют координаты нескольких новых целей, которые надо по команде поразить с наступлением темноты, уточняют команды и сигналы, взаимодействие и тому подобное.

А вечером Владимир слышит от него по телефону: «Бродяга», вы — красавчики! Клали только в «десяточку», сепари в эфире просто воют!»

Виктор ШЕВЧЕНКО
http://na.mil.gov.ua/

  • Олександр

    Молодці воїни. Класний текст, дякую. Слава Україні! Зі святом усіх.

Top
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Система Orphus