«БОЛЕЕ ТРЕХ ЧАСОВ ВРАЧИ СОСТАВЛЯЛИ ЛИЦО РАНЕНОГО, СЛОВНО ПАЗЛЫ…» | MILITARY NAVIGATOR
2409_151949

«БОЛЕЕ ТРЕХ ЧАСОВ ВРАЧИ СОСТАВЛЯЛИ ЛИЦО РАНЕНОГО, СЛОВНО ПАЗЛЫ...»

КОГДА ПОСЛЕ ОПЕРАЦИИ, КОТОРУЮ ПРОВОДИЛ ПОЛКОВНИК МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ БОГДАН ГАЛАЙЧУК, БОЙЦА ОТПРАВИЛИ В ДНЕПР,НИКТО НЕ ВЕРИЛ, ЧТО ПАРНЯ С НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫМИ ШРАМАМИ НА ЛИЦЕ НЕДАВНО БЫЛО НЕВОЗМОЖНО УЗНАТЬ

Снимок8 Февраль 2016-го. Челюстно-лицевой хирург-стоматолог НВМКЦ «ГКВГ» полковник медицинской службы Богдан Галайчук только что приехал на ротацию под Авдеевку. Он даже не успел распаковать вещи, как за несколько минут уже сидел в «таблетке», которая мчалась к Селидовому, разбрасывая колесами грязь со снегом. Наскоро натянув на грязные берцы бахилы, бригада челюстно-лицевых хирургов зашла в операционную, где уже возились реаниматологи — Когда наши коллеги отошли, освобождая место у стола, мы увидели ужасную картину. Даже наиболее опытные из нас были поражены — голова раненого представляла собой окровавленное месиво, а лицо напоминало маску, отделенную от головы. И все это обильно залеплено грязью... Это самый мягкий характер описание увиденного. И что болело больше всего, оно принадлежало совсем молодому парню, — вспоминает Богдан Галайчук. — И как из этого всего заново «слепить» лицо человека, откровенно говоря, никто не представлял. Но наше дело не рассматривать, а оперировать.

Пока бригада реаниматологов латала парню другие части тела, Богдан Васильевич сосредоточился на голове. Зажимы, ватные тампоны и инструменты подавали и держали не только ассистенты, но и хирурги из другой бригады. — Когда за жизнь бойца идет борьба с секундами, неважно, кто ты — врач или санитар. Все в одной связке, один механизм, который должен работать без остановок и сбоев, — говорит хирург. Больше трех часов, тщательно отмывая грязь и каждый раз примеряя «маску» на лицо парня, врачи, словно пазл, собирали по лоскуткам нос, губы, щеки. Их необходимо было не только реконструировать, но и восстановить функционирование.

— Когда после стабилизации бойца отправили в Днепр, никто не верил, что парня с незначительными шрамами на лице буквально недавно было трудно идентифицировать! — говорит Богдан. — А мы, несмотря на усталость, были очень рады, что справились...

После такого «крещения» Богдан Васильевич уже ничего не боялся. Оперировать, составлять челюсти, вытаскивать осколки, лечить стреляные раны стало для него почти привычным делом. Когда в прошлом году на Пасху до блокпоста приехала до боли знакомая «таблетка», из которой санитары вытащили «тяжелого», медик понял — это его пациент. Лицо...«Неужели опять, как в прошлый раз?» — крутилось у него в голове, пока медик торопливо снимал верхнюю одежду. За час врачи и медсестры наконец облегченно вздохнули: «Все. Можно зашивать». Кожу на лицо натянули с шеи раненого.

«Ты у нас еще красавцем будешь, подтяжку лучшую, чем голливудской звезде сделали!», — улыбнулась медсестра, наклонившись к раненому. Тот был без сознания, но уже стабильный. За почти два месяца под Авдеевкой Галайчук Богдан привык к ночной работе — когда днем прекращала работу ОБСЕ, «просыпались» боевики. Обстрелы начинались в сумерках и продолжались до полуночи:— Когда все утихало — работа начиналась у нас...

Самым тяжелым было ожидание новых раненых после обстрелов. «Снова «трехсотые». Трое трудных...» — передали по рации. Богдан с бригадой в очередной раз спешно направляются длинным госпитальным коридорам. Эти стены помнят ужас Иловайска и ДАПу. «Когда это закончится?..»

Врач вспоминает бойца, которого привезли в госпиталь с пулей, застрявшей просто в глазу:— Ему оказали первую помощь, а окулист был уверен: зрение частично можно спасти, но при условии срочной операции на специализированном оборудовании. Вызвали вертолет. Все уже вышли из операционной. Печальный парень лежит неподвижно и тяжело вздыхает. «Сейчас прилетит вертолет, чтобы отвезти тебя в Днепр —есть шанс сохранить твое зрение», — говорю ему. Его ответ просто ошарашила: «Я всегда знал, что моя Украина меня не оставит...» — сказал боец со слезами в неповрежденном глазу. Такая искренняя благодарность и огромная любовь к своей стране просто смутили.

Воспоминания о раненого бойца, который любит и верит в свою страну, затрагивают врача за живое и до сих пор. В столице,увы, каждый раз сталкиваясь с человеческим равнодушием, наглыми водителями на дорогих джипах, как будто нет никакой войны, Богдан скучал по фронтовой искренности украинца с заплаканным глазом...

После возвращения домой остывать тоже не было, потому что ждала работа в госпитале. Несмотря на яростный ритм и усталость, Галайчук Богдан счастлив, что у него есть надежный тыл — его семья: жена и пятеро детей. Именно они согревали его во время пребывания на Донбассе и придавали силы. А для них папа — настоящий герой и самый лучший пример. — Когда видишь, как твои дети гордятся тобой и увлеченно подражают все, что ты делаешь, это вдохновляет и позволяет думать, что ты все делаешь правильно.

Командировки в район АТО изменило мировоззрение военного медика. Кроме того, что в очередной раз убедился в воинственности «братьев» из РФ, он приобрел неоценимый опыт, спасал жизни, сам себе доказал, что не зря носит погоны, а также понял самое главное — он сделает все, чтобы его дети выросли настоящими украинцами, чтобы они уже сейчас различали, где правда, а где игра, что правильно, а что нет. Ведь именно им строить будущее страны.

P. S. Узнав о недавних событиях в Авдеевке, полковник медицинской службы Богдан Галайчук снова готов при необходимости поехать на Восток. Каждый раз, звоня коллегам в фронтовой госпиталь, чувствует себя неловко за то, что они там, а он нет... Ольга МОСЬОНДЗ

http://na.mil.gov.ua/

Top
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus