Алла Свириденко: Ехала как волонтер, а осталась на передовой, чтобы работать психологом | MILITARY NAVIGATOR
2409_151949

Алла Свириденко: Ехала как волонтер, а осталась на передовой, чтобы работать психологом

Работа военного психолога сама нашла Аллу Свириденко. На то время она ездила на фронт в качестве волонтера. Все выходные была в дороге, чтобы успеть отвести подшефным подразделениям необходимые вещи и продукты, а с понедельника снова на работу. И так до следующих субботы и воскресенья.fe32fdfad2ab1e36c9c18b746495ac5574742659

До войны женщина работала завотделом натуральной помощи в социальной службе города Зиньков на Полтавщине. «Весной 2014-го, когда уже началась война, некогда было наблюдать за тем, что происходит на востоке Украины. Начала помогать беженцам. Это были семьи с детками, которые бежали от «русского мира», — рассказывает нам Алла. — А потом позвонил знакомый, который добровольцем пошел на войну. Его подразделение находилось под Славянском. Он рассказал, что даже воды не всегда хватало им, не говоря уже о еде, форме и прочего. Сразу же начала собирать им посылки и отвозить».

Сначала женщина пыталась справиться собственными силами, хотя скоро вокруг него начали собираться единомышленники. Создалась маленькая команда волонтеров, которая устраивала концерты, аукционы, чтобы собрать продукты и деньги на солдат.

«Мы занимались  нашими земляками, которые воевали на Донбассе. Хотя помогали и другим. А из нашего района была на востоке санитарная рота. Они стали основными нашими подопечными. Вот так загрузила свою машину необходимым для парней — одеждой, едой, автозапчастями и тому подобное. И везла на Донбасс. Выезжала в пятницу вечером, чтобы за выходные справиться, а в понедельник быть уже на работе», — вспоминает Алла.

Часто перевалочной базой для волонтера был 23 отдельный мотопехотный батальон «Хортица». Офицеры относились с пониманием к гостье. Так, Алла сдружилась с этим подразделением, стала и к ним приезжать с гостинцами.

«Однажды, когда я была в батальоне во время одной из таких поездок на восток, узнала о солдате, который уже четверо суток не ел и не спал. Он пережил страшный стресс, ПТСР давался в знаки, еще и возникли семейные проблемы. А на передовой офицеров-психологов не было. Их вообще катастрофически не хватало. У меня же социально-психологическое образование, я понимала, что парня надо немедленно спасать. И поэтому осталась в батальоне на неделю. Все это время работала с тем солдатом. В конце концов удалось „вытащить“ его», — рассказывает женщина.

Позже о женщине услышали и в других подразделениях и начали приходить за помощью. «Наши воины не железные. Это обычные люди и многие из них, не были готовы к тем стрессам, которые принесла с собой война. Получать психологическую помощь это не просто нормально, а иногда — необходимо, — говорит Свириденко. — Моя работа там была нужной. Хотя в батальоне я жила на птичьих правах, поэтому решила подписать контракт и пойти в армию».

Пока призывалась и проходила офицерские курсы, должность в 23 батальоне офицера-психолога была уже занята. Осталась только водителя. «Так я стала водить УАЗ. У меня 20 лет стажа водителем, в технике разбираюсь, поэтому было не сложно. Начала ездили по передовой на разные задачи. А взрывами или выстрелами меня уже было не испугать. Привыкла уже отдыхать, когда через голову «арта» «работает», — улыбается женщина.

И параллельно с обязанностями водителя она работала все тем же психологом. К Алле могли прийти в любое время, чтобы просто поговорить, спросить совета: «Сначала я присматривалась к ребятам, чтобы узнать не нужна ли кому помощь. Надо было постоянно среди них находится, чтобы увидеть изменения в ком-то. Затем по-дружески поговорить. А позже уже и сами начали приходить. И даже из соседних подразделений. Как-то так сложилось, что женщине легче открыться, выговориться».

Позже все же удалось перевестись на должность офицера-психолога и все время уделять психологической помощи солдатам.

Хотя и женщине тоже не легко. Ради того, чтобы помочь украинским защитникам и приблизить победу женщина оставила дома дочку. Не видеть по долгу своего ребенка наверное самое тяжелое испытание для Аллы. «Я воспитывала ее одна. И когда встал выбор остаться или идти в армию, то советовалась с дочерью. И она поддержала мой выбор. Когда началась война, ей было всего 12 лет. Хотя пришлось быстро повзрослеть, помогала мне, пишет стихи и плетет обереги для военных, — говорит Алла. — К сожалению, работы хватает. И ее не станет меньше после войны, это на долгие годы».
http://www.mil.gov.ua/

Top
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus