2-й пехотный батальон полка «Азов» | MILITARY NAVIGATOR
ump-azov11_650x300

2-й пехотный батальон полка «Азов»

Предлагаем вниманию историю создания 2-го пехотного батальона полка «Азов» (ОЗСП «Азов» в/ч 3057) по информации предоставленной пресс-центром «Азова».

Летом 2016 года было создано 2-й пехотный батальон. 2-я «Железная» сотня, что на то время уже имела двухлетнюю боевую историю, стала ударной основой нового батальона и кадровым донором штаба батальона. Приставку «Железная» эта сотня получила во время Широкинской наступательной операции. Друг Кирт, командир 2-го батальона, который тогда был командиром сотни, рассказывает, что его бойцы в то время делали невозможное.

«Не имея достаточного количества вооружения и огневой мощи, сотня смогла сдержать три очень сильные вражеские атаки, а потом даже принимала участие в контратаке и отражении поселка Широкино. Во время тяжелых боев мы потеряли 10 собратьев из нашей сотни».

Кроме «Железной» сотни, вошла в батальон на то время 4-и, а сейчас 3-я «Спартанская» сотня, которая сначала была учебной, а позже стала полноценной пехотной сотней. В 3-й сотни очень мотивированные молодые ребята, часть из которых имели боевой опыт.

Этот костяк сплотил вокруг себя бойцов, которых готовили уже по новым стандартам. «Спартанцы» – это новая генерация. Ее представители проходили курс молодого бойца нового образца. Название «Спартанская» происходит от финального экзамена – Спартан , ведь все ребята его успешно сдали и получили заветный значок со спартанским шлемом.

«Но не только это обусловило такое название, – отмечает друг Кирт. – Бойцы воспитывались в непростых условиях, но они постоянно совершенствовались, закаляли характер. Командир 3-й сотни друг Гатти держит их в боевом тонусе. Поэтому «Спартанская» сотня – это новый АЗОВмолодое и перспективное подразделение. Бойцы роты обладают мощным потенциалом и поддерживают стальную дисциплину. Я считаю, когда придет время, они покроют славой свою сотню и покажут качественный результат».

Боевую основу техники составила 1-я сотня, которая ранее была 1-й танковой ротой. На ее вооружении состоит бронетехника, в частности МТЛБ – малый легкобронированные тягач, на который установлена зенитная установка ЗУ-23. Конечно, сейчас существует техника нового образца, и бойцы пытаются из этих тягачей создать боевые машины пехоты, чтобы иметь огневое преимущество.

Однако не только техника имеет значение – в сотне есть опытные экипажи со значительным боевым опытом. У 1-ой сотни свой боевой путь, но во время вхождения в состав батальона она была полностью переформатирована. Как часть танкового батальона подразделение себя не реализовало в полной мере, поэтому состоялась общая кадровая смена. Друг Карл, командир 1-й сотни, за короткое время превратил его в самостоятельную боевую единицу, готовую к выполнению задач. Также Карл постоянно ищет пути совершенствования ротной техники, чтобы максимально ее модернизировать и создать качественное оружие, которое предоставит огневого превосходства над противником.

Кроме того, произошло разделение минометного дивизиона на две батареи. Одна из них вошла во 2-й батальон, ее главой стал друг Десант. Минометная батарея – это огневая мощь батальона и его огневое прикрытие. Среди минометчиков есть как опытные, так и те, кто недавно пришел в полк.

Командир 2-го батальона друг Кирт замечает, что со многими бойцами минометной батареи они совместно принимали участие в Широкинской наступательной операции и других боевых действиях полка АЗОВ: «У нас было полное взаимопонимание, поэтому быстро нашли общий язык и выработали стратегию, как нам работать вместе. Ребята тогда еще мыслили как артиллеристы, поэтому им нужно было перестроиться на работу в составе пехотного подразделения».unnamed«От самого начала приоритетной задачей было создать штаб – команду, которая сможет работать с разными подразделениями. Ведь они не имели совместного опыта. А часть бойцов была вообще без боевого опыта или он был незначительным. Основой штаба, – продолжает Кирт, – стала часть ребят из 2-й сотни, а также бойцы из разведывательных подразделений и 1-го батальона. Так мы организовали нашу команду. У нас было понимание принципов, на которых надо создавать штаб батальона легкой пехоты. За основу взяли стандарты американской армии. Почему именно такая модель? Она дает возможность активно развиваться в каждом направлении».

Штаб распределяется на несколько секций: S1 – кадровая секция; S2 – секция разведки; S3 – секция оперативного планирования; S4 – логистическая секция; S5 – связь с общественностью; S6 – связь.

«Поскольку приходилось параллельно выполнять и боевые, и служебные, и бытовые задачи, было очень сложно все согласовывать и налаживать.

Но я приятно удивлен, что за достаточно короткое время мы смогли создать новую команду, которая начала эффективно действовать, – рассказывает Кирт. – Когда у нас летом были батальонные тактические учения, нам сразу пришлось выполнять оперативные задачи. Мы начали отрабатывать реальную ситуацию, максимально приближенную к боевым условиям. И когда штаб начал работать над оперативными приказами на уровне батальона, я увидел, что получается довольно эффективно как для коллектива, который только недавно начал работать. Большинство парней не заканчивала офицерские курсы, кое-кто был на командных должностях возглавлял определенную службу на уровне роты. Но опыта управления более крупного масштаба не было ни у кого».

Друг Кирт, как командир батальона, и друг Акула, как начальник штаба, передавали свои знания в экспресс-режиме, и ребята довольно быстро их освоили. Первые учения показали качественные результаты работы. Ошибки, которые допускали, сразу исправлялись. Поэтому Кирт выразил уверенность, что бойцы готовы к выполнению боевых задач как самостоятельный батальон, без помощи или управления сверху.

«Мы уже можем действовать как отдельное звено в полковой системе. Конечно, работы еще много. Сейчас работаем над согласованием  подразделений. Теперь весь батальон будет расположен в одном гарнизоне».

О различиях западной и советской систем управления Кирт говорит так:

«Преимущество западных систем заключается в том, что каждый боевой элемент (как управления, так и боевое подразделение) работает автономно. Не нужно контролировать каждый шаг. Мы создаем рамки, вытекающие из определенного полкового приказа. И именно в этих зонах ответственности наши подразделения работают. А мы пытаемся выявить те трудности, с которыми они столкнутся, и выработать ряд советов и наставлений, чтобы исправить различные недостатки и максимально эффективно выполнить задачу».

На вопрос о планах и перспективах друг Кирт отвечает, что будут создаваться учебные методички для командиров, ведь нужно им помогать и контролировать жизнедеятельность подразделений.

«Мы пытаемся создать не ту советскую систему, которая только требует что-то от подчиненных, а ту, которая учит их и помогает им. Потому что успех на войне – это успех всей команды. Наша задача – создать команду, которая сможет работать автономно. Работа должна быть продуманной: боец должен не просто ждать указаний и слепо их выполнять».

«Сейчас мы осваиваем стандарты НАТО не только на уровне штаба. Начинаем воплощать эти стандарты на уровне индивидуальной подготовки. Военная школа имени полковника Евгения Коновальца создала мощный хребет, что будет закаливать основу новой армии: командиров отделений, заместителей командиров взводов и тому подобное. С их помощью мы будем осуществлять переподготовку личного состава. Ведь многие ребята имеют практический опыт, но полноты знаний им еще не хватает. Даже тем, кто имел военную подготовку старого образца, будет очень интересно и полезно усваивать новые знания. Новая система структурирует информацию и объясняет каждую деталь.

На первый взгляд бойцу, рядовому ли новобранцу кажется, что в армии все состоит из нелепостей. Советская система строится на том, чтобы солдат не задумывался над командами – вместо него думает командир. В системе НАТО действительно очень жесткие требования, но каждая из них имеет объяснение, чтобы человек осознавал, зачем она это делает».

«Мы пытаемся сделать невозможное – в состоянии войны проводить реформы, менять действующую систему. До этого не было готовых методических материалов, уставов нового образца, только то, что осталось в наследство от советской армии. Во время боевых действий надо отходить от устаревших шаблонов, которые нас тянут в пропасть. Нельзя возвращаться к чуши и бюрократии, на которых базировалась украинская армия в течение последних 20-ти лет. Мы часто сталкиваемся со стеной непонимания высшего командования ВСУ и Нацгварии. И нас не задействуют на боевых в полной мере так, как должно бы быть согласно нашим назначением, зато дают второстепенные задания. Хотя в рядах ВСУ и Нацгвардии есть подразделения, которые готовы к выполнению боевых приказов, но их недостаточно.

В наше непростое время, во время войны и постоянного напряжения надо переосмысливать советские пережитки и на деле выяснять, чего достоин каждый подраздел. В армии много чего только на бумаге, а 90% того, о чем докладывают «наверх», просто не выполняется. Мы же пытаемся реализовывать то, что есть на самом деле, и то же фиксируем на бумаге. Конечно, есть и недостатки, но главное – это работать над ними ежедневно и ликвидировать их. Хватаемся за каждую возможность изучить что-то новое и научить наших бойцов. И я уверен, что у нас есть большой потенциал.

Если даже сравнивать с началом Азова со времени создания батальона проведена титаническая работа. Это тот фундамент, на основе которого строится передовой подразделение действительно высокого уровня, высокого профессионализма. К тому же, АЗОВ состоит исключительно из добровольцев, которые пришли по зову сердца отвоевывать свою землю от оккупанта. Контрактная армия в Украине еще не реализована.

Я думаю, проблема в том, что в ментальности украинского народа уже 300 лет практически не было украинца-воина. Конечно, не стоит забывать о украинские восстания и освободительные змаганняпро попытки создать качественную армию. Но эти явления имели непостоянный характер, возникали, как вспышки народного духа. Был украинец-хлебороб, «младший брат» царской империи, потом «младший брат» социалистической империи. А военный дух с детства уничтожался. То есть воинского духа и мотивации к армии не было, как и осознания того, что армия должна быть сильной и достойно бороться, защищать свою страну. Только сейчас этот дух закаляется в огне сражений.

Поскольку мы уже взялись за это дело, наша историческая миссия – показать всем, заявить всему миру, что мы – элитное подразделение, и возродить славу украинского войска. И мы будем идти вперед, несмотря на все те преграды, которые перед нами стоят. За доброе имя нашего подразделения и шеврон с «Идеей Нации» положили свои жизни немало наших собратьев. Да, к сожалению, очень часто причина была в том, что им не хватало военного опыта или его просто не было. Но благодаря им мы выстояли тогда, во время первых ударов. И сейчас у нас есть время проанализировать все ошибки прошлого и смело шагать в будущее».
http://www.ukrmilitary.com/

Top
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Система Orphus